Взгляд
29 ноября, вторник  |  Последнее обновление — 18:37  |  vz.ru
Разделы

Русских хотят заставить чувствовать себя виноватыми

Сергей Миркин
Сергей Миркин, журналист, Донецк
Украинские силовики, которые сражаются против русских солдат, устраивают фильтрационные мероприятия на оккупированных территориях, расстреливают мирных, они откуда? Вылезли из бандеровских схронов только в 2022 году? Нет, они кровь от крови простых украинцев. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Запрет Гарри Поттера не имеет ничего общего с христианскими ценностями

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Магия как литературный прием присутствует не только у Роулинг, но и у Льюиса и Толкина, в русских сказках, у Пушкина и очень много где еще. Когда Емеля едет верхом на печи – это не «богомерзкое колдовство», а именно литературный прием. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Кадровая политика Байдена начала работать против демократов

Владимир Можегов
Владимир Можегов, публицист
Демпартия, желающая разбавить белое население Штатов до его полного исчезновения и таким образом сделать свою власть вечной и несменяемой, кажется, жестоко ошиблась. Последние выборы в Конгресс показали интересную динамику. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

В столице запустили производство кроссовера «Москвич 3»

Столичный автозавод «Москвич» запустил серийное производство автомобилей. Первой моделью стал переднеприводный кроссовер с бензиновым мотором «Москвич 3», который собирают методом крупноузловой сборки. Автосалоны получат новинку в декабре этого года. В следующем году завод планирует наладить процессы мелкоузловой сборки
Подробности...

В Белгородской области начали формировать засечную черту на границе с Украиной

В Белгородской области начали формировать засечную черту на границе с Украиной – по аналогии с грандиозной линией оборонительных сооружений прошлых веков, которая в дальнейшем позволила перейти к освоению Дикого Поля
Подробности...

На Камчатке началось извержение вулкана Шивелуч

Шивелуч – один из наиболее крупных вулканов Камчатки, стал чрезвычайно активным. Это говорит о подготовке к мощному извержению, уверены вулканологи и сейсмологи. Ученые рекомендуют не приближаться к вулкану на расстояние ближе 15 километров
Подробности...
11:59

Первый передвижной клуб культуры появился в Подмосковье

Первый многофункциональный передвижной культурный центр появился в Домодедово в Московской области Подмосковье, в нем есть все необходимое для концертов и кинопоказов: сцена, полный набор световой и звуковой мультимедийной аппаратуры.
Подробности...
21:02
собственная новость

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...
20:39
собственная новость

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Первое судно с российскими удобрениями вышло из Нидерландов в Африку

    Главная тема


    Украинские фейки вынудили папу римского оскорбить народы России

    «нет оснований»


    Добровинский опроверг освобождение адвокатов от частичной мобилизации

    фейк по типу «Бучи»


    Малькевич прокомментировал статью NYT о «зверствах» российских военных в Херсонской области

    «утрата выгоды»


    Вассерман: Рекламой Dior со снегом и березками возмущены «профессиональные украинцы»

    Видео

    военный альянс


    Выход США из НАТО не решит проблем России

    настоящая история


    Откуда у русского сопротивления на Украине такая дерзость

    Расследование


    Кто и как спровоцировал спецоперацию на Украине

    «Русская весна»


    Куда делись русские на Украине

    Возврат к воспитанию


    Каков сейчас реальный уровень образования в России

    Культура отмены


    Как через кино и игры насаждается русофобия

    с кем вы?


    Что произошло с русской культурой

    цифровое государство


    Как технологии меняют Россию

    на ваш взгляд


    Насколько надежным союзником России является Казахстан?

    Прямая речь

    Ориана Фаллачи
       15 сентября 2006, 21:06
    Фото: digilander.libero.it
    Текст: Сергей Болмат

    Непосредственно после событий 11 сентября, когда антиамериканизм стремительно становился массовым явлением, книга Орианы Фаллачи «Ярость и Гордость» («The Rage and the Pride») некоторое время была едва ли не единственным отчетливым выступлением интеллектуала мирового уровня в защиту цивилизации против дикости. В Европе книга моментально стала бестселлером и разошлась миллионными тиражами.

    Книга начинается характерным заявлением: «В этот раз вы сами попросили меня заговорить. Вы попросили меня хотя бы в этот единственный раз прервать молчание, которого я придерживалась многие годы, чтобы не оказаться в одной компании с болтливыми насекомыми».

    Ориана Фаллачи – знаменитая еще со времен Вьетнама военная журналистка. Автор острых, полемических интервью с Артуром Миллером, Орсоном Уэллсом, Хью Хефнером, Индирой Ганди, Ясиром Арафатом, Ариелем Шароном, Дэном Сяопином, Муамаром Каддаффи и многими другими действующими лицами современной и недавней истории. Киссинджер назвал свое интервью с Фалаччи «самым катастрофическим собеседованием, которое у меня когда-либо было с представителем прессы».

    Книга Орианы Фаллачи «Ярость и Гордость»
    Книга Орианы Фаллачи «Ярость и Гордость»

    Фаллачи родилась и выросла во Флоренции, в бедной семье, во время войны участвовала в итальянском Сопротивлении. В 1950–1960-х годах она была корреспондентом журнала «Europeo» в Голливуде. Ее друзьми и собеседниками были в разное время Кларк Гейбл и Изабелла Росселини, Мартин Скорсезе и Мария Каллас. Когда ее спросили, в чем состоит секрет ее успеха, она ответила, что никогда не пыталась быть объективной. «Каждое интервью, – говорит Фаллачи, – это мой автопортрет. Это странная смесь моих идей, моего темперамента, моего терпения, всего того, что я вкладываю в свои вопросы. Если тот, у кого я беру интервью, отказывается сотрудничать, он становится ублюдком, фашистом, идиотом».

    В 1973 году после многих лет заключения был выпущен из тюрьмы знаменитый греческий диссидент Алекос Панагулис. Три дня спустя Фаллачи сделала с ним интервью, положившее начало двум романам. Первый продолжался три года. «Мне не нужна женщина, с которой я буду счастлив, – говорил Панагулис. – Мне нужен друг, товарищ, сообщник, брат». В 1976 году Панагулис был убит. Вскоре после его смерти Фаллачи закончила книгу о нем – роман «Человек».

    Фаллачи – автор двенадцати книг. «Я начинаю работать в восемь утра и работаю до семи вечера, – рассказывает она, – без перерывов на обед и без отдыха. В среднем я выкуриваю пятьдесят сигарет в день. Я не знаю выходных и праздников. Я пишу очень медленно и без конца переписываю. Так я становлюсь старой и больной». Общественной реакцией на ее книги всегда был если не скандал, то, во всяком случае, острая публицистическая полемика. Как выразился один журналист, «Фаллачи пишет паяльной лампой и не всегда аккуратно и осмотрительно, но, по крайней мере, она никогда не лжет».

    По большому счету, в ее последних книгах речь идет о равенстве. В этих сочинениях Фаллачи отказывается воспринимать дикаря как идеал естественности. Само собой в той политике кнута и пряника, которую современная цивилизация постоянно проводит в отношении диких масс, всегда приятнее осознавать себя политкорректным кондитерским изделием, нежели рабочим инструментом пастуха. Фаллачи была, в некотором смысле, бичом Божьим, причем независимо от своих политических убеждений она охаживала бока своих читателей как справа, так и слева. В ее понимании на сегодняшний день в мире больше не существует заповедников природной дикости, которые могли бы извинить хамство и жлобство, сделать их «естественность» общественно приемлемой в рамках абстрактного, политкорректного «равенства». Резко критикуя современную исламскую культуру за ее культ деструктивности, отсталости, изоляции, Ориана Фаллачи по существу выводит эту культуру за пределы этнографической, руссоистской снисходительности и рассматривает ее как действительно равную среди равных, наделяет ее универсальной, глобальной ответственностью. На сегодняшний день это редкий случай трезвого взгляда на вещи среди массового комфортабельного ханжества. В нескольких странах Фалаччи должна была предстать перед судом за оскорбительные высказывания в адрес Ислама. Швейцарский суд даже потребовал ее ареста и экстрадиции из Италии, но итальянский министр юстиции вступился за писательницу, заявив, что свободу слова в его стране еще никто не отменял. Тем не менее новые обвинения со стороны исламских активистов привели к тому, что Фаллачи должна была в декабре появиться перед судом провинции Бергамо. На Земле юстиция, закон, как известно, – на небесах. Последовательный атеист Ориана Фаллачи, я думаю, с удовольствием посмеялась и над тем и над другим.

    Многие считают, что достаточно обвинить Орианну Фаллачи в безвкусице, в использовании запрещенных литературных приемов, в несдержанности, в мелодраматизме – короче говоря, в литературной невоспитанности, – чтобы не заниматься критикой ее последней книги по существу. Многим хотелось бы поучить ее писать по правилам: гладко, безобидно, элегантно, и прежде всего именно «объективно», то есть с оглядкой на более или менее сложившееся общественное мнение. Бесспорно, будь ее книги помягче, поосторожнее написаны, они смогли бы вызвать другую, гораздо более снисходительную реакцию в прессе, в литературной, интеллектуальной среде. В самом начале «Ярости и гордости» Фаллачи называет представителей этой среды «насекомыми со статусом». Ее книга была написана, безусловно, не для них. «Я не уважаю литературных критиков, – повторила Фаллачи вслед за Т.С. Элиотом, – почти все они неудачливые писатели». «Точно так же, впрочем, как и многие писатели», – в своё время элегантно закончил Элиот.

    Ориана Фаллачи – знаменитая еще со времен Вьетнама военная журналистка
    Ориана Фаллачи – знаменитая еще со времен Вьетнама военная журналистка

    «Ревнивые завистники, – продолжает Фаллачи, – их профессия кажется мне презренной». В некотором смысле «Ярость и гордость» выходит за рамки чисто литературного контекста – это одна из немногих значительных реплик в возобновившемся недавно культурном диалоге Востока и Запада, редкий более или менее адекватный ответ на бесконечные и бесконечно злобные инвективы исламских сочинителей в адрес цивилизованного мира.

    Литература Фаллачи, на мой взгляд, действительно во многом безвкусна, временами откровенно неуклюжа; она не боится быть посредственной, необоснованной, провинциальной. Вот три отрывка из книги – судите сами.

    1. «Вы знаете, кто были Отцы-Основатели? Бенджамин Франклин и Томас Джефферсон, Томас Пейн, Джон Адамс и Джордж Вашингтон? Это не были мелкие юристы («адвокатишки», как их справедливо назвал Витторио Альфиери ) Французской революции. Это не были задумчивые и истеричные исполнители Террора, Мараты, Дантоны, Сен-Жюсты и Робеспьеры. Это были люди, Отцы-Основатели, которые знали латынь и греческий так, как наши собственные итальянские учителя греческого и латыни (если допустить, что они еще есть) никогда их не будут знать».

    2. «Чтобы взять интервью у Хомейни, мне нужно было надеть чадру, чтобы надеть чадру, мне нужно было снять джинсы. Чтобы снять джинсы, мне нужно было найти укромное место. Естественно, я могла это сделать в машине, в которой я приехала из Тегерана. Но переводчик не позволил мне этого сделать. Вы-сошли-с-ума, вы-сошли-с-ума, вас-здесь-за-это-застрелят. Он предпочел доставить меня в бывший Королевский дворец, где благосклонный привратник разрешил нам воспользоваться бывшей Тронной комнатой.

    Честно говоря, я чувствовала себя как Дева Мария, которая ищет приюта в сарае, согретом дыханием осла и быка, чтобы произвести на свет младенца Иисуса. Но Коран запрещает неженатому мужчине и незамужней женщине находиться без свидетелей за закрытыми дверями, и, увы, дверь неожиданно открылась.

    Мулла, ответственный за Моральный Контроль, ворвался в комнату, крича стыд-стыд, грех-грех, и нам оставалась только одна возможность не быть застреленными: пожениться.

    Подписать временный (на несколько месяцев) брачный сертификат, которым мулла размахивал перед нашими лицами. Проблема заключалась в том, что у переводчика была испанская жена, женщина по имени Консуэло, которая совершенно не была расположена принять полигамию, и мне тоже совершенно не хотелось выходить замуж, менее всего за иранца, у которого есть жена-испанка».

    3. «Очевидно, моя родная страна, моя Италия – это не сегодняшняя Италия. Заговорщическая, вульгарная, жирно-тупо-счастливая Италия итальянцев, чья единственная забота – это пенсия к полтиннику и чья единственная страсть – это заграничный отпуск и футбольный матч.

    Гнилая, тупая, трусливая Италия маленьких гиен, которые продадут свою дочку в бейрутский бордель ради того, чтобы пожать руку голливудской звезде, но которые, когда Осама-бен-ладеновские камикадзе превращают тысячи нью-йоркцев в горы праха, похожего на молотый кофе, фыркают презрительно: хорошо-это-пойдет-Америке-на-пользу».

    Симпатию вызывает известная неоформленность высказывания. Действительно, говорить о сложном простым языком – это большое, редкое искусство.

    Мало кто владеет сегодня этим искусством и мало кто, исключительно в силу требований моды, хочет им владеть – и потому львиная доля современной публицистики, критики, эссеистики пишется родственным бюрократическому канцеляриту универсальным новоязом, в гуще которого кочующие из сочинения в сочинение банальности, штампы и клише массового сознания обрастают мало-помалу гигантским количеством замысловатых референций, отсылок, аннотаций, короче говоря, совершенно уже невыносимым гипертекстуальным балластом; любой сомнительный тезис, да что там – любой, даже самый вопиющий идиотизм тонет в насыщенном звучными именами контексте.

    На этом фоне книга Фаллачи выглядит приятным исключением: речь в ней идет о вещах не самых сложных и высказывание, в данном случае его интонация, его манера – вполне соответствует своему предмету; обилие обиходных выражений, ругательств и восклицаний сообщает тексту живость и непосредственность.

    22 февраля 2006 года президент регионального совета Тосканы вручил Ориане Фаллачи золотую медаль – как «символу Тосканской культуры в мире». Достаточно вспомнить хотя бы нескольких предшественников писательницы в рамках этой культуры, чтобы представить себе всю монументальность этой на первый взгляд скромной награды.

    Тем не менее сила и убедительность Фаллачи были именно в живом, непосредственном и полнокровном отклике на сегодняшние события, в безоглядном и бескомпромиссном участии в них. Жизненный, индивидуальный опыт позволял Орианне Фаллачи говорить откровенно.

    Многократно раненная, объездившая весь мир, прошедшая многие войны и написавшая о них, смертельно больная одинокая жительница Флоренции и Нью-Йорка – это была настоящая современная трагическая фигура.


     
     
    © 2005 - 2022 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •