Взгляд
5 октября, среда  |  Последнее обновление — 21:18  |  vz.ru
Разделы

Американцев пугает придуманное при Хрущеве оружие

Владимир Прохватилов
Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики
Идея вызвать искусственное цунами 100-мегатонным ядерным взрывом у берега США принадлежит советскому академику Михаилу Лаврентьеву. Подробности...

Как Россия заставляла другие страны признавать свои новые границы

Михаил Диунов
Михаил Диунов, кандидат исторических наук, публицист
В мировой политике нет стабильных элементов. И надо быть готовыми к тому, что за обоснование своих прав или границ придется бороться. Что Россия и делала на протяжении столетий. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

Завоюют ли глобалисты Сербию

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Кто будет воспитывать сербских детей – ЛГБТ-активисты или Церковь – пока не ясно, и решается это в споре между сербской общественностью и международными организациями. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Россиянка Анна Кикина отправилась к МКС на корабле Crew Dragon

В среду россиянка Анна Кикина в составе интернационального экипажа отправилась к Международной космической станции (МКС) на американском корабле Crew Dragon. Пуск произошел с космодрома на мысе Канаверал. Это второй полет в рамках соглашения Роскосмоса и НАСА
Подробности...

Оба газопровода «Северный поток» выведены из строя

На газопроводах «Северный поток» и «Северный поток – 2» обнаружены три утечки газа. Европейские чиновники считают диверсию одной из наиболее вероятных причин повреждения. В Швеции сообщили о двух мощных взрывах в районах ЧП
Подробности...

В школе № 88 Ижевска неонацист застрелил 13 человек

Утром в понедельник злоумышленник устроил стрельбу в школе № 88 в Ижевске, после чего покончил с собой. По данным СК, мужчина был одет в черную майку с нацистской символикой и балаклаву. По последним данным, погибли 13 человек, среди которых семь детей
Подробности...
21:02
собственная новость

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...
20:39
собственная новость

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...
19:30
собственная новость

Названы сроки создания модельных библиотек в Ставрополье

Модельные библиотеки откроют в Благодарненском, Георгиевском и Левокумском округах Ставрополья в 2022 году по нацпроекту «Культура», сообщила министр культуры края Татьяна Лихачева.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Новак: Россия готова поставлять газ по «Северному потоку – 2»

    Главная тема


    Боксеры пробили спортивную блокаду России

    мировые поставки


    ОПЕК+ проголосовал за сокращение добычи нефти

    указ президента


    Отсрочку от мобилизации предоставили студентам частных вузов, вечерникам и аспирантам

    народная артистка СССР


    Кононенко: Россияне не забудут Пугачеву из-за отсутствия ее песен на радио

    Видео

    ядерная энергетика


    Как Евросоюз может спастись от энергетической катастрофы

    проблема Приднестровья


    НАТО готовится вооружать Молдавию

    перепродажа СПГ


    Китай научился зарабатывать на энергетических бедах Европы

    «Гетман Мазепа»


    Чего ждать от нового украинского корвета в Черном море

    настоящая история


    Как Россия сберегла свой ядерный щит

    будущее мира


    Сергей Худиев: Завоюют ли глобалисты Сербию

    придется бороться


    Михаил Диунов: Как Россия заставляла другие страны признавать свои новые границы

    искусственное цунами


    Владимир Прохватилов: Американцев пугает придуманное при Хрущеве оружие

    на ваш взгляд


    Когда вы ожидаете завершения специальной военной операции на Украине?

    Все умерли

    Инна Лиснянаская
       19 апреля 2006, 23:19
    Фото: gallery.vavilon.ru
    Текст: Кирилл Анкудинов, Майкоп

    Известно: произнесенные слова программируют будущее. Если из номера в номер твердить о том, что нон-фикшн вытесняет «сюжетную прозу» в подвалы масскульта, о том, что воображение не нужно серьезному писателю, о том, что оно отмирает, – воображение и вправду отомрет.

    Случилось неожиданное: после очередной «знаменской» писательской конференции, посвященной нон-фикшну (рубрика «Резонанс» в февральском выпуске «Знамени»), литературная реальность стала исполнять желания теоретиков. В двух текущих номерах «Знамени» – февральском и мартовском – проза как таковая на несколько порядков уступает текстам, выполненным в жанре нон-фикшн.

    Во-первых, окончание «моноромана» Инны Лиснянской «Хвастунья» (№ 2) так же прекрасно и увлекательно, как и его начало, опубликованное в январском номере «Знамени».

    Во-вторых, на одном дыхании читаются умные сдержанно-интеллигентные избранные главы из книги мемуаров Руслана Киреева «Пятьдесят лет в раю» (№ 3). В-третьих…

    А вот в-третьих – сложнее.

    Воспоминания Олега Дозморова «Премия «Мрамор» (№ 2) поначалу обещают многое: с наслаждением погружаешься в точный, ладный, пружинистый, по-хорошему пижонский дозморовский стиль.

    Через определенное время начинает раздражать озабоченность автора собственным социальным статусом, и навязчивое демонстрирование знаков достигнутого успеха тоже не радует. Когда же на авансцене появляется приснопамятный друг Дозморова Борис Рыжий, повествование начинает опасно напоминать знаменитый рассказ Кортасара «Преследователь».

    Не знаю, в чем подвох. Может быть, мемуары – не дело молодых. Хотя у того же Рыжего они получались неплохо (и, во всяком случае, без специфических комплексов, которые мы встречаем в дозморовском тексте). Подкорректирую: мемуары – не дело некоторых молодых писателей.

    Проза

    Леонид Зорин
    Леонид Зорин

    Борис Фридкин поделился своей «фантазией» (так он обозначил жанр) «Старый Пушкин» (№ 2).

    Некогда в беседе с Натаном Эйдельманом Фридкин решил вообразить, что было бы, если Пушкин выжил бы после дуэли с Дантесом. Замечательная во всех отношениях панорама светлого пушкинского будущего очень понравилась Натану Яковлевичу.

    Неудивительно: судя по воспоминаниям, он был… оптимистом, скажем так. Мне же (как пессимисту) отчего-то кажется, что Пушкин вряд ли оказался бы в министерской команде Александра II, что восторженные ссылки одновременно на Герцена и Тютчева выглядят нелепо, наконец, что сотворенный Фридкиным образ благодушно-самодовольного либерала не имеет ничего общего с реально-историческим Пушкиным.

    Скорее он похож на самого автора с его рассуждениями об Александре Освободителе: «Не выйди он из кареты после первого взрыва, домчали бы его орловские рысаки до Зимнего. Ведь манифест о конституции был уже подписан. И демократическое развитие России пошло бы семимильными шагами…»

    Ага. Семимильными шагами.

    Леонид Зорин – не Борис Фридкин. Потому еще один опыт работы с личностью классика русской литературы – монолог «Он» (№ 3) – куда мастеровитей.

    Тернистый путь профессионального литератора, взаимоотношения между творцом и его благодарной (неблагодарной) аудиторией, противоборство ремесла и вдохновения. На третьей странице догадываешься, что речь ведется от имени Антона Палыча Чехова. Спору нет, текст Леонида Зорина выполнен тонко. Так тонко, что в нем ни одного имени. А ведь в письмах Чехова огромное количество имен: Чехов не был эгоцентриком и кокетливую игру в «самоанализ творческой личности» а-ля Лев Шестов не жаловал.

    Лабораторный экзерсис Зорина я бы оценил высоко – несмотря на определенное несходство зоринского Чехова с Чеховым реальным. Мало ли кто на кого непохож. Но кое-какие штуки, на мой взгляд, совершенно недопустимы…

    «Когда доходило до грехопадения, оно оказывалось безрадостным – то суматошным, то патетическим, с неистребимой склонностью к драме. Все это вызывало лишь оскомину. О пряных ночах Катулла и Лесбии приходилось лишь мечтать». А если в эдаком ключе написать о Зорине?..

    Неплох рассказ Евгения Гришковца «Погребение ангела» (№ 2) про то, как сорокалетний горожанин пытался похоронить тело любимого пса. По этому рассказу хорошо просматриваются особенности таланта Гришковца.

    Неплох рассказ Евгения Гришковца «Погребение ангела» (№ 2) про то, как сорокалетний горожанин пытался похоронить тело любимого пса (фото: grishkovets.com)
    Неплох рассказ Евгения Гришковца «Погребение ангела» (№ 2) про то, как сорокалетний горожанин пытался похоронить тело любимого пса (фото: grishkovets.com)

    Гришковец – очень эстрадный писатель; он повествует о переживаниях обобщенно-среднестатистического «мужика средних лет», точно так же, как, допустим, Альтов и Коклюшкин показывают обобщенно-среднестатистических обывателей. Я не имею ничего против хорошей эстрады. Если есть «юмористическая эстрада», то почему не быть «высокой эстраде», «трагической эстраде»?

    Уровень прозы Зорина и Гришковца добротен, и это хорошо. К сожалению, остальных прозаиков февральского и мартовского «Знамени» хвалить не за что.

    Сумбурная «поэма» Георгия Балла «Полярная звезда на кончике хвоста» (№ 2) про некую «Любу-Лауру», которая «буквально намагничена любовью», будет понятна и интересна только дальневосточному прототипу.

    Рассказы из третьего номера «Знамени» соберут более широкую аудиторию. Но взыскательных читателей они не удовлетворят. Тот, кто знаком с деревенской прозой Белова и Распутина, пожмет плечами при виде насквозь стилизованной пейзанки Елизаветы Анкундиновны (Николай Евдокимов. Лиза-Лизавета, последняя жительница деревни Полянка). Либо уж заботиться о вымирающих русских деревнях, либо сочинять вытребеньки в духе посланий товарища Сухова из «Белого солнца пустыни» – одно из двух.

    Феномен того же рода – рассказы Сергея Игнатова. Иные темы и сюжетные ходы, несмотря на то что употреблялись тысячу раз, вышибут слезу в тысячу первый раз. Можно поведать о проститутке, взыскующей большой и чистой любви («Цепочка ноябрей»), или о тихих стариках, оскорбленных хамом-нуворишем («Эдуард Платонович Грызь с супругою»).

    Тронет? Еще как тронет. И меня тронуло: старики умерли, а на их даче вдруг обильно зацвели флоксы с астрами. Но я отдаю отчет в том, что имею дело с литературной реальностью, с реальностью жанра. А не с жизнью. Отдают ли в этом отчет другие? Интересный вопрос.

    Вот, например, Арсений Данилов рассказал про разбитных молодаек, заголившихся и вусмерть напугавших попа («Зеленая ограда»). Сюжет архетипичен настолько, что дальше некуда, его всячески пользовали и Боккаччо, и античные авторы (с той поправкой, что они выводили не христианского священника, а жреца); более того, сюжет получил широкое хождение в фольклоре. Данилов же на основании этого сюжета всерьез рассуждает о «проблемах современной Церкви» и «трудностях диалога»…

    Воображение необходимо писателю для того, чтобы моделировать действительность. Реализм не копирует реальность, он творчески воссоздает ее и благодаря этому дает нам представление о реальности. Когда «воображение умирает», читатели (и писатели) впадают в зависимость от первого же архетипа, внушающего, что он-то и есть реальность.

    Поэзия

    Фанайлова – несомненная индивидуальность, и ее поэзия смотрится на фоне «современного литературного процесса» так же эпатажно, как шансон в консерватории
    Фанайлова – несомненная индивидуальность, и ее поэзия смотрится на фоне «современного литературного процесса» так же эпатажно, как шансон в консерватории

    Стихи Елены Фанайловой (№ 2) вызвали у публики «неоднозначное отношение». Впрочем, у литпублики «неоднозначное отношение» вызывает все сколько-нибудь живое и самостоятельное, неэпигонское.

    Фанайлова – несомненная индивидуальность, и ее поэзия смотрится на фоне «современного литературного процесса» так же эпатажно, как шансон в консерватории.

    Мощное контральто Фанайловой (чуть-чуть с бархатистой хрипотцой) переплавляет заученные строки классиков, коллизии городского фольклора и обсценные реплики в роскошную раскаленную лаву новейшего жестокого романса. Как если бы Ахматова и Мандельштам были перепеты в аранжировке «Ночных снайперов».

    Стильная, огненная, ледяная, вульгарная, неотразимая – такова Елена Фанайлова, странная дива современной русской поэзии.

    В тон стихам Фанайловой попадают афористичные строки Веры Павловой (№ 3). И не попадают тексты из подборки Ларисы Щиголь (№ 3), изобилующей пошлостями, главным образом политическими пошлостями (хотя не только политическими).

    Белла Ахмадулина (№ 3) порадовала стихотворением про «Вишневый сад» (и у Ахмадулиной, и у Зорина не обошлось без упоминания «их штербе»). Олег Чухонцев (№ 3) стал сочинять палиндромы на зависть авангардистам.

    Упомяну также дурашливые верлибры Александра Вялых (№ 2), лингвистические эксперименты Владимира Строчкова (№ 2), брутальную музу Александра Тимофеевского (№ 3) и витальную музу Юрия Беликова (№ 3). Некоторые стихотворения Строчкова затянуты, а Беликов временами страдает социальными комплексами – не будь этого, у них все вышло бы совсем славно. Хотя вышло славно и так.

    Петитные жанры

    Мария Галина
    Мария Галина

    О критике и публицистике скажу вскользь – не потому, что в февральском и мартовском номерах «Знамени» нет ничего заслуживающего внимания. А потому, что все (за одним исключением, о котором будет особый разговор) предсказуемо.

    Предсказуемы обаятельные эссе о «социальных играх» прошлого (Вадим Баевский. ШАД; № 2) и настоящего (Мария Галина. Жизнь по книге; № 1). Предсказуем реферат Соломона Волкова «Сталин и его премии: что и почему ценил вождь» (№ 3).

    Предсказуемы статьи Ревекки Фрумкиной «Свобода информации или «свобода» от информации» (№ 2; о бедствиях российской архивистики) и Николая Работнова «Никелируем золото» (№ 2; о современных литературных вариациях на тему классики).

    Предсказуемо: один политтехнолог, работавший в предвыборном штабе Ельцина, способен задать столько вопросов, что на них не ответит и сотня дипломированных историков (Игорь Черный. Ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад; № 3).

    Предсказуема озабоченность «Знамени» проблемами русского языка, и предсказуемо то, как эта озабоченность выражается. Например, Михаил Арапов («Наш великий и могучий»; № 2) ради ускоренной интеграции в российское общество иноязычных мигрантов предлагает упростить русскую орфографию, а академик, доктор филологических наук, профессор и завкафедрой МГУ Игорь Милославский («Русский язык как культурная и интеллектуальная ценность и как школьный предмет»; № 3) всего лишь читает лекцию и ничего не собирается реформировать (к всеобщей радости).

    Предсказуемо появление исследования Ильи Абеля («Прощальный выход»; № 3), выполненного на уровне троечной курсовой («Четырнадцать строчек этого шедевра показывают, что Бродский имел представление о том, что такое цирк и каковы его основные жанры»).

    Предсказуемо азефологиня Дарья Маркова сразу в двух номерах «Знамени» хвалит книгу В. Савченко про Азефа и ругает книгу В. Лаврова про Азефа же.

    Предсказуемо восхваляются те, кого положено восхвалять (даже когда похвалы умны и профессиональны – как рецензия Валерия Шубинского на стихи Марии Степановой (№ 2), – все равно они ожидаемы).

    Предсказуемо обругиваются те, кого надлежит ругать, – возомнивший себя романистом телеведущий Владимир Соловьев (см. текст Ольги Бугославской; № 3) и неофиты из альманаха «Московский Парнас» (см. обзор Дмитрия Тимофеева (№ 3), заставляющий вспомнить известное присловье – «с гребнем на льва, с дубиной на комара»).

    И на этом привычном фоне – бомбой – статья Анны Кузнецовой «Кому принадлежит искусство, или Революция менеджеров в литературе» (№ 3). Эта статья успела вызвать несколько скандалов. В ней есть свои странности. К примеру, я так и не понял, какое отношение к «Новому миру» имеет «Плейбой». Но вот в чем суть: статья Анны Кузнецовой – горькая и отрезвляющая правда.

    О том, что современная литературная критика перестала выполнять профессиональные функции, превратившись в инструмент обслуживания группировок, кланов. О том, что менеджеры от литературы преспокойно обходятся без участия критики, раскручивая писателей как шоу-звезд. О том, что в подобной ситуации напрочь теряются критерии оценки явлений. О том, что литература идет по той дороге, по которой дошло до самоуничтожения пластическое искусство: менеджеры выносят на всеобщее обозрение кучи мусора, а прикормленные «эксперты» объявляют эти кучи мусора «актуальным творчеством». О том, что литературные конкурсы и премии превратились в неописуемое непотребство…

    Может быть, писательское воображение и впрямь на грани смерти. Спорный вопрос. Но не вызывает сомнений: литературная критика произнесла «их штербе» и дала дуба. Причем давно.
    Одним словом, все умерли.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •