Взгляд
5 июля, вторник  |  Последнее обновление — 05:23  |  vz.ru
Разделы

Когда деятелям культуры мешает фига в кармане

Ольга Андреева
Ольга Андреева, журналист
Если сложить три нолика, получится ноль. Так говорит алгебра. Но ведь мы живем в России. У нас, если складывать трех представителей творческой интеллигенции с нулевыми дарованиями, почему-то всегда получается современное искусство. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Как Донбасс и Украина воюют марками

Алексей Зензинов
Алексей Зензинов, сценарист, драматург
Пока украинцы тиражируют собственные фантазмы, «Почта Донбасса» отпечатала марку «Zакат нацизма», посвященную специальной военной операции на Украине. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Украина переходит к диверсиям

Сергей Козлов
Сергей Козлов, ветеран спецназа
Украинские спецслужбы в полной мере используют технологии вербовки, которые использовал ИГИЛ, что указывает на то, что и здесь за всем стоят американцы и англичане. Подробности...

Представлена новая купюра 100 рублей

Банк России представил модернизированную сторублевую банкноту. Подход к оформлению купюры изменен – городскую тематику сменила региональная. Новые сторублевые купюры в течение 10 лет заменят собой в обращении банкноты предыдущих модификаций
Подробности...

Сильные ливни в Крыму привели к паводкам и подтоплениям

В результате сильного ливня в Крыму река Салгир вышла из берегов и затопила пять поселков в Симферопольском районе. Так же подтопило и часть Симферополя. В ликвидации последствий задействованы сотни спасателей, введен режим ЧС. Из домов эвакуированы 42 человека
Подробности...

Сотни поклонников пришли проститься с Юрием Шатуновым

На Троекуровском кладбище Москвы прощаются с бывшим солистом группы «Ласковый май» Юрием Шатуновым. Сотни поклонников, близких и знакомых артиста выстроились в длинную очередь к траурному залу, пришедшие хором пели песни любимого певца. Шатунова кремируют и похоронят на Троекуровском кладбище в Москве 28 июня
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Власти Турции начали расследование по зерну на российском судне

    Главная тема


    Варшава и Киев объединились для разорения Евросоюза

    сбросили с вертолета


    В ВСУ заявили о «метафоричности» флага Украины на острове Змеиный

    скандальный дипломат


    Посла Украины в ФРГ Мельника отзовут из Берлина

    уклонение от армии


    В ситуацию с вратарем Федотовым вмешался Владислав Третьяк

    Видео

    Польские новобранцы


    Как прибалты и поляки готовятся воевать с Россией

    УДК «Анадолу»


    Турция опозорилась со своим первым авианосцем

    спецоперация на украине


    Преступный удар ВСУ по Белгороду требует решительного возмездия

    дефицит газа


    Почему победа американского СПГ над Газпромом печалит Европу

    санкционные директивы


    Почему Литва лишилась тормозов в отношении Калининграда

    Жертвы пропаганды


    Михаил Диунов: Краткая история украинского сепаратизма

    Обыкновенный терроризм


    Сергей Козлов: Украина переходит к диверсиям

    Фига в кармане


    Ольга Андреева: Как определить бездарного режиссера

    на ваш взгляд


    Где в Москве должна появиться площадь Площадь Луганской Народной Республики?

    Мифы и аллегории древней советии

    Сухбат Афлатуни
       21 декабря 2006, 08:48
    Фото: gallery.vavilon.ru
    Текст: Кирилл Анкудинов, Майкоп

    Детский интернат сталинской поры. Все контролирует жуткая кодла «старших» (сицилийская мафия блекнет перед ней). «Старшие» играют в карты на человеческие жизни – на места в кинозале. На следующий день «палач» (из «младших») должен убить человека, который сядет на «проигранное» место.

    «Палачом» назначают интернатца Гуляева (от имени этого Гуляева и ведется повествование). На проигранное место садится девочка – ровесница Гуляева. То ли мальчишке становится жалко ее, то ли на его душу оказывает благотворное влияние сентиментальная киношка – на экране в это время крутят «Без вины виноватых».

    Сиротские песни о Главном

    Стихи Анатолия Наймана столь же невнятны, как и его прежние стихи, но в них появилась мандельштамовская сухо-восторженная дискретность мировосприятия

    Так или иначе, но Гуляев не выполняет приказа, да еще и, распереживавшись, теряет оружие – заточенную спицу. За это кодла приговаривает его к смерти – но не торопится привести приговор в исполнение.

    Все ждут решения Главного («золотого палача»). И Главный является. Судя по всему, он влюблен в спасенную девчонку. С другой стороны, Главный люто ненавидит сталинский мир, отобравший у него родителей, и планирует создать из интернатцев тайную террористическую организацию «мстителей» («живых бомб»); неповиновение Гуляева рушит эти планы.

    К тому же вся хитроумная система «золотого палача» рискует обнаружить себя: Гуляев тайно встречается со спасенной девочкой; как он ни скрывает от нее правду, но девочка узнает кое-что и простодушно делится узнанным с матерью-учительницей.

    За это несчастную девочку убивают, а Гуляеву дают новое поручение – убить ее убийцу. На этот раз поручение выполняется – и Гуляев наконец-то становится «палачом».

    Давно ясно: Анатолий Приставкин пишет в особом, крайне специфическом жанре. В жанре «романа» – сердцещипательной истории, рассказываемой малолеткой-фантазером в трудовой колонии после отбоя.

    Все сочинения Приставкина выполнены в этом жанре. В том числе и те, что некогда принимались читателями за чистую монету – про «кукушат» и про «тучку золотую». И жаль, что принимались: сладкие сны, навеянные Приставкиным, слишком уж повлияли на коллективное бессознательное по отношению ко многому – по отношению к Чечне, например.

    Новое произведение Приставкина – повесть «Золотой палач» (№ 11) – всем романам роман: внимательная аудитория затаила дыхание; крутые сюжетные повороты (навороты) прокатываются по ее нервам, словно бронепоезда; слезы льются рекой под аккомпанемент монологов Кручининой и Незнамова.

    Как это ни парадоксально, дикий текст Приставкина смотрится выигрышно на фоне прочих – интеллигентно-культурных – материалов «Октября»: в нем есть драйв.

    Он будет особо симпатичен, если читать его как абстрактно-вневременную философскую (экзистенциалистскую) притчу. Конечно, подход к «Золотому палачу» как к «явлению реализма» невозможен: с точки зрения «реализма» приставкинская история несообразна в высшей степени.

    Все бы хорошо, но эпилог повести (главный герой возвращается со службы на чеченских боевиков и самосжигается) – опрокидывает ее, словно перегруженную яхту. Какая-то мера должна быть и в экзистенциалистской фантазии…

    Глиняные яблоки

    Анатолий Приставкин
    Анатолий Приставкин

    Осенние номера «Октября» дали щедрый урожай всевозможных мифологий: помимо индивидуальной мифологии Анатолия Приставкина мы можем видеть щедрый набор национальных и региональных мифологий.

    Узбекская мифология (Сухбат Афлатуни, «Глиняные буквы, плывущие яблоки», № 9). Еврейская мифология (Михаил Левитин, «Лжесвидетель», № 10). Русская дальневосточно-приморская мифология (Андрей Геласимов, «Атамановка», № 10). Северная верхнеповолжско-верхнеуральская мифология (Денис Осокин, «Танго пеларгония», № 11).

    Плюс кое-что по мелочи.

    Пожалуй, удачнее всего получилось у Сухбата Афлатуни. Поначалу его «повесть-притча» воспринимается с неудовольствием: подчеркнуто вязкий слог Афлатуни кажется манерным, а неумеренная доза стилизации в авторской закадровой речи – вызывает раздражение.

    Потом втягиваешься, и все это перестает замечаться. Бесповоротно (водоворотно) затягивает странная гипнотическая история про край, пораженный засухой, про Учителя, разыскивающего глиняный алфавит, и про коварного Председателя (сына Саранчи).

    Южный, душный, избыточный «магический реализм» Афлатуни замешан на мифологиях исконного происхождения, выложенных в несколько слоев (нижний слой – древние мифы незапамятных времен, верхний слой – виртуозно поданная советско-среднеазиатская школьно-просветительская неомифология). И испечен по голливудской рецептуре. Со всеми соответствующими эффектами и «примочками».

    Готовый сценарий блокбастера «с экзотикой».

    То, что так мастерски вышло у Афлатуни, кажется, не очень удалось Андрею Геласимову. Говорю «кажется», потому что Геласимов представил лишь два рассказа из своей книги; по ним судить о его целостном проекте рано.

    Судя по всему, Геласимов в своем круто-брутальном дальневосточном повествовании о Гражданской войне и тридцатых годах ориентировался на «Донские рассказы» Шолохова.

    Но Шолохов был душой, сердцем вовлечен в описываемый им мир, а Геласимов – при всех своих несомненных достоинствах – писатель достаточно холодный, отстраненный. Стилизатор, откровенно говоря. Оттого-то за шолоховского «нахаленка» переживаешь, а за геласимовского разбитного мальчонку Митьку Михайлова – не слишком.

    «Повесть-небылица» Михаила Левитина «Лжесвидетель» построена на допущении, что евреи Третьего рейха не подверглись холокосту, а были переселены на Мадагаскар. Такой вариант «окончательного решения еврейского вопроса» действительно рассматривался гитлеровским окружением.

    «Лжесвидетеля» можно было бы отнести к «историко-альтернативной прозе», если бы не постоянно прорывающиеся авторские напоминания о том, как все происходило в реальности.

    Скажу честно: я не вполне понимаю, зачем надо было создавать эту болезненно-саморазрушающуюся фантазию. Для того чтобы в очередной раз растравить национальные раны? Но надо ли их растравливать?

    Текст Дениса Осокина «Танго пеларгония» необычен во всех отношениях – начиная с его графического оформления.

    В «Топосе», «Митином журнале» и «Новом литературном обозрении» подобная бесформенная «как бы проза» практикуется давно, в «толстяках» вроде «Октября» она редкая гостья.

    От коллег по жанру Осокин выгодно отличается – он превосходно умеет передавать то, что древние римляне называли «гением места». Само письмо Осокина удивительно соответствует ландшафту, в котором Осокин пребывает и который описывает.

    Бледно-палевые, травянистые, блеклые, ломкие, бессильные, замирающие в малокровном изнеможении монологи Осокина сливаются со столь же неярким северным «краем земли», где скудные марийские, удмуртские и татарские ночные поля, слабо мерцающие дальними огнями, тихо сходят на нет, давая начало лесам и предлесьям Гипербореи.

    Вначале Осокин читается с интересом. Затем приедается: все же объем его «Пеларгонии» чересчур велик. И еще: в мировосприятии Осокина есть некая лепечущая инфантильность, притом инфантильность девическая.

    Еще одна «большая проза» одиннадцатого номера – отрывки из новой книги Игоря Волгина «Сага о Достоевском». На сей раз «главный достоевсковед страны» обратился к генеалогическому древу великого писателя.

    Отец Достоевского. Первая жена Достоевского. Братья Достоевского. Сестра Достоевского. Писано в меру живо, очень занимательно и с использованием огромного количества документов. Как всегда у Волгина.

    В девятом номере – россыпь «малых форм», рассказов, сценок и коротких сочинений невнятного жанра. Почему-то сразу двоих авторов «Октября» потянуло на тему «амурные приключения в пионерском лагере».

    В рассказе Олега Зайончковского «Любовь после «Дружбы» живописуется набег двух «индейцев» – Геныча и Гарика – на близлежащий пионерлагерь.

    В тексте флагманов «Театра DOC» Алексея Зензинова и Владимира Забалуева «Дефрагментация» – вялые грешки и рефлексии вожатых, поданные «а ля Чехов». В финале «Дефрагментации» лагерь ни с того ни с сего уничтожается смерчем. Вот тебе и «Театр DOC».

    Рассказ Станислава Иванова «Лейтенант Осуги: поэт и авиатор». Японский летчик-смертник времен Второй мировой высаживается на заброшенном тихоокеанском острове. Война давно окончена, но лейтенант Осуги не знает об этом. К острову приплывает яхта с молодой француженкой Анабель Легри, поклонницей поэзии Осуги. Короче говоря, аллегорическая притча о встрече двух культур (донельзя натянутая и нелепая, замечу).

    Еще одна аллегория – «трагедия для двух репродукторов» Дмитрия Александровича Пригова «Переворот», запоздавшая лет эдак на десять. И напоследок – миниатюра Асара Эппеля о новом русском «Как мужик в люди выходил». С цитатами и реминисценциями из Льва Толстого.

    «Малая проза» остальных обозреваемых выпусков «Октября» – рассказы Анастасии Чеховской (№ 10), то сентиментально-брезгливые, то просто сентиментальные, и новелла Андрея Кроткова «Вавилон» (№ 11), написанная от лица гламурной переводчицы и заставляющая вспомнить бессмертное «Я шла по улице. В бока впился корсет».

    Барочные лозы

    Анатолий Найман
    Анатолий Найман

    Новые стихи Анатолия Наймана (№ 9) столь же невнятны, как и его прежние стихи, но в них появилась мандельштамовская сухо-восторженная дискретность мировосприятия. Что радует: подражать Мандельштаму более благотворно, чем подражать Бродскому.

    Барочно-православная поэзия Станислава Минакова (№ 9) потрясает своей густой детальностью, в этой поэзии действительно «виноград, как старинная битва, живет».

    В стихотворениях Виктора Пеленягрэ (№ 10) дышит щедрая (немного подростковая) романтичность, кое-какие шутки Игоря Иртеньева (№ 11) насмешили меня, подборки Светланы Аксеновой-Штейнгруд (№ 10) и Юлии Качалкиной (№ 11) ничем не привлекли мое внимание, а в текстах Марианны Гейде (№ 10) я ничего не понял (хотя долго вчитывался в них).

    Отдельно я хотел бы сказать о верлибрах Игоря Померанцева (№ 11). Вообще верлибры, а особенно верлибры померанцевского типа (верлибры без «поэтизмов»), вызывают в памяти слова Пушкина: «Что если это проза?»

    Но в данном случае хотелось бы поправить классика: если это и проза, то не «дурная», а прекрасная и чарующая. Тема, объединяющая все представленные «фрагменты» Померанцева, – радио (студии, прямые эфиры, обрывки странных диалогов).

    Основная особенность этих «фрагментов» – гуманность, проявляющаяся не только напрямую, в авторской мысли, но и косвенно – через интонацию произносимого. Я бы сказал, что произведения Померанцева – выражение стихии гуманности (ведь через каждого поэта осуществляет себя какая-либо стихия).

    Публицистика осенних номеров «Октября» слишком уж предсказуема и вторична.

    Читатели «толстяков» давно знакомы со страшилками писателя-фантаста Андрея Столярова («ужо придет роковая виртуальность, и человечество ужасно, ужасно изменится!…»). Подоспела новая страшилка, ничем не отличающаяся от предыдущих («В царстве живых и мертвых», № 9).

    Александр Пустогаров добрел до книг Рене Генона и зело ругает Генона за антизападную направленность и увлеченность Востоком («Симптом Генона», № 9). И в самом деле: что хорошего может прийти с Востока?..

    Зато в отделе литературной критики – нечто новенькое: доселе невиданные похвалы. «Есть еще одно вольное определение Пьецуху: последний русский человек» – так Евгений Ермолин аттестует любимого писателя («Человек из России», № 9).

    «Последний русский человек» Вячеслав Пьецух является в следующем номере «Октября» с «курсом лекций» «Происхождение и облик русской цивилизации».

    На этот раз опус Пьецуха отнесен к рубрике «Публицистика», а не к рубрике «Проза» (что по-своему справедливо). Пьецух как Пьецух: все то же желчно-репейное многоглаголание «о судьбах России». Но, по крайней мере, Пьецух иронически относится к собственному «дискурсу» и подает его как пародию. Когда же пьецуховские персонажи материализуются и начинают «рассуждать всерьез» (как студент Федор Ермошин в эссе «Против Америки», № 10), это куда хуже.

    Статья Валерии Пустовой «Китеж непотопляемый» (№ 10) рассматривает литературно-критическую деятельность современных прозаиков.

    Пустовая меняется к лучшему: наконец-то в ее тексте наличествует продуманная концепция, да и словесного бурьяна стало поменьше. Это не означает, что его вообще нет. «Книга… напоминает похохатывающую трибуну» – что это такое? Думала ли Пустовая о том, что написала, представляла ли вживе образы, выходящие из-под ее пера?

    Гость из-за рубежа Отто Буле сообщает новости книготорговли («Сложные продажи: русская литература в Голландии»; № 10). Новости, если вдуматься, кошмарны: современную российскую литературу в стране тюльпанов и мельниц никто не желает читать: нудно, неинтересно, завернуто на сугубо местные реалии, перегружено культурными ассоциациями.

    Издатели, специализирующиеся на России, разоряются. Вот он – тревожный звонок. Замечу: если писатели полагают, что их сочинения широко читают в России, они ошибаются. Коэльо, Асова и «Диагностику кармы» читают в России. Только рассказать об этом, увы, некому…

    Остальные материалы критической рубрики «Октября» слишком пестры: Дарья Грацевич («Под общим наркозом», № 9) дает характеристики драматургам «новой волны» – Максиму Курочкину, братьям Пресняковым, братьям Дурненковым.

    Владимир Порудоминский («Правила проигранной игры», № 9) представляет исследование на тему «карточные игры в русской классической литературе», подробно останавливаясь на «Смерти Ивана Ильича».

    Вера Калмыкова («От Гутенберга к Гутенбергу», № 11) говорит о технике «штучных авторских изданий» поэтов Серебряного века (футуристов в первую очередь).

    В осенних номерах «Октября» много коротких текстов о театральных фестивалях, новинках киноискусства, выставках старинной живописи и арт-выставках, о дизайне, фотосессиях, видеоклипах, архитектурных форумах и арт-проектах.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •