Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Запад превратился в тоталитарную секту

Современный атлантистский Запад превратился в огромную квазирелигиозную секту, которая мечтает додавить своих внутренних несогласных, а потом подмять под себя весь мир. Беседовать с его представителями о том, что у других стран и цивилизаций могут быть свои ценности и интересы, все равно что толковать о красоте старой московской церквушки с кришнаитами или свидетелями Иеговы.

11 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Соглашения о безопасности не дают Украине никакой безопасности

Страны НАТО продолжают проводить линию на отказ от прямого участия в украинском конфликте, успешно отражая набеги Зеленского, который очень этого хочет. Впрочем, это не отменяет факта участия военнослужащих НАТО в боевых действиях.

0 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Демократы не простили Байдену «пули Трампа»

Все понимают: Камала Харрис – очень плохая замена «сонному Джо». Но, увы – пока единственно возможная. Да, абсолютно никчемное существо. Но ничего другого Демпартия предложить просто не в силах.

9 комментариев
27 октября 2005, 23:26 • Культура

Комедийная микстура

Комедийная микстура
@ maly.ru

Tекст: Алена Данилова

Тенденции нынешней театральной осени в Москве, если выражаться языком модельеров, проследить довольно просто. Режиссеры отдают предпочтение англоязычной драматургии, однако если одних привлекает нервный, экзальтированный, драматичный стиль Теннесси Уильямса, то другие бросаются во все тяжкие англо-американской комедиографии конца ХХ века. Уильямс – для приверженцев экстравагантного ретро, всевозможные Куни и Людвиги с их смешными деньгами, женатыми таксистами и фальшивыми тенорами – для современных и энергичных.

Однако Малый театр имел смелость отступить от модных тенденций начала сезона и предъявить своим зрителям образец подлинной французской классики, неустаревающей и вечно элегантной, как костюм от Коко Шанель.

Скорая помощь

«Мнимый больной» Ж.Б. Мольер. Беральд – Александр Клюквин и Туанетта – Людмила Титова
«Мнимый больной» Ж.Б. Мольер. Беральд – Александр Клюквин и Туанетта – Людмила Титова

«Мнимый больной» в постановке Сергея Женовача – спектакль специально для тех, кто после трудных и тщетных попыток посмеяться над бодрыми американскими шуточками и поспевающими за ними английскими совершенно разуверился в наличии у себя намека на чувство юмора. И дабы не развивать лишние комплексы впредь, решил ходить в театры только на слезливые мелодрамы. А также для тех, кто по-прежнему считает, что непременные принадлежности добротного современного спектакля – это пара картонных коробок на пустой сцене, изображающих мироздание, и главный герой, самозабвенно ковыряющий в носу. В стремлении познать свое земное предназначение.

Жан-Батисту Мольеру удавалось разгонять тучи даже на челе грозного короля Людовика. Что уж говорить о нас смертных. А объекты для осмеяния трехсотлетней давности, оказывается, ничуть не запылились и не утратили актуальности.

Мольер добавил к списку вечных тем – вроде любви, мести, жажды власти и денег еще одну, которая, наверное, будет жива, остра и болезненна вечно, – медицину. Во всяком случае пока не изобретена пресловутая панацея, человеческие слабости, слабости человеческого организма и, главное, – слабости докторов будут составлять великолепный комедийный коктейль, то есть – прошу прощения – конечно же микстуру.

Сцена Малого театра ко многому обязывает и не позволяет многих вольностей. Сергей Женовач обладает уникальным талантом словно бы и не замечать ограничений и обращать обязательства в несомненные художественные достоинства.

Александр Боровский выстроил для «Мнимого больного» массивную залу, обшитую панелями под благородный орех, с камином и внушительным креслом для вечно страждущего Аргана. Спектакль, возвещая, что уже был третий звонок, начинают слуги просцениума, которых художник по костюмам – как, впрочем, и остальных актеров – облачил во все пышные фижмы, кружевные манжеты, чулки и колоссальные парики, приличествующие изящной эпохе.

Больной и его свита

Сцена из спектакля «Мнимый больной»
Сохраняя стиль, делая поклон позолоте и алому бархату театрального зала, режиссер во всей этой живописности и историчности находит средство подчеркнуть живость и яркость характеров, свежесть чувств и подлинность взаимоотношений внутри комедии.

«Мнимый больной» – безусловно, лебединая песня Василия Бочкарева.

Его Арган не столько смешной, сколько забавный и умилительно-трогательный царит и умеренно тиранствует в своем ночном колпаке – вместо венца, домашнем халате – вместо мантии, и с горшком – вместо державы – в руке.

Впрочем, короля не в малой степени делает свита. И это как нельзя более относится к Аргану-Бочкареву, который окружен во всех отношениях достойными партнерами. Возлюбленного дочери Аргана, Клеанта, играет молодой актер Малого театра Глеб Подгородинский, которого зрители оценили и запомнили по ролям в спектаклях Женовача «Горе от ума», «Правда – хорошо, а счастье лучше». Неврастеничный и слегка придурковатый герой Подгородинского в нынешнем спектакле не раз повергал публику в приступы буйного веселья. И особенно отличился в сцене любовного дуэта, который исполнил, пуская таких мастерских петухов, что любо-дорого.

Доктор Диафуарус (Владимир Носик) и его сын Томас (Виктор Низовой) составили чрезвычайно колоритную парочку, соперничать с которой мог разве только другой необыкновенно удачный и смешной дуэт – служанки Туанетты (Людмила Титова), с таким талантом носящей докторскую мантию, и резвого братца мнимого больного Беральда (Алексей Клюквин).

Вся эта пестрая компания потешалась друг над другом, язвила, бранилась, изобретала хитрые шутки и, наконец, приходила к счастливому финалу, не забыв накидать целую гору камней в огород нерадивых врачей. Причем делала это с таким очарованием, тонкостью и вкусом, что едва ли кому-то из заметно повеселевших на спектакле зрителей пришло бы в голову упрекнуть актеров или режиссера в пошлости и спекуляции сортирным юмором, хотя последние и подобрались к нему очень близко.

..............