Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/columns/2016/8/29/829313.html

Дмитрий Дробницкий: Как Дональд Трамп стал «расистом»

   29 августа 2016, 14::50

Точно так же, как любой русский, сказавший слово против глобализации, немедленно становится «сталинистом» и «совком», так и в США каждый усомнившийся в извечной мудрости глобалистской элиты будет назван «расистом» (а также «сексистом» и т.п.).

На прошедшей неделе кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон выступила с очередной программной речью в городе Рино, штат Невада. Как и предыдущие ее программные речи, она была посвящена… Дональду Трампу.

Цитирую с самого начала: «Спасибо, Рино! Рада снова быть в Неваде… Мой первоначальный план состоял в том, чтобы поделиться с вами нашими планами в отношении малого бизнеса…». И ровно через 63 слова (примерно 25 секунд):

«Но сегодня я хочу поговорить о другом, о том, что я слышу от американцев по всей стране. Где бы я ни была, люди говорят о своей озабоченности той риторикой розни, которую взял на вооружение мой оппонент на этих выборах. Ничего подобного мы никогда не слышали от кандидата в президенты Соединенных Штатов.

С самого начала Дональд Трамп построил свою кампанию на предубеждении и паранойе. Он сделал ненависть и вражду частью дискурса и способствует захвату радикалами одной из двух основных американских политических партий. Его пренебрежение ценностями, которые делают нашу страну великой, чрезвычайно опасны <…> У него совершенно точно нет решения проблемы системного расизма, нет рецептов обеспечения равенства и бóльших возможностей для цветных общин».

Далее в речи Хиллари шесть раз употребляется термин bigot (в качестве характеристики Дональда Трампа) или bigotry (в качестве характеристики его кампании).

Этот термин требует определенного разъяснения. Если вы заглянете в любой бумажный или онлайн-словарь, первым переводом будет «ханжа» и «ханжество» соответственно. Вторым почти наверняка будет «фанатизм». Однако в современной американской версии английского языка bigotry – это, как правило, нетерпимость. Расовая, религиозная или какая-либо еще.

Так что если вы слышите по американскому ТВ или читаете в американской прессе слово bigot, то это означает, как правило, что говорят о «человеке, проповедующем нетерпимость», а не о ханже или фанатике.

И все же изначального значения слова никто не отменял. На речь Клинтон Трамп отреагировал мгновенно в своем Твиттере: «Хиллари – самый главный bigot по отношению к афроамериканцам».

Это, кстати говоря, к вопросу об интеллектуальном уровне Большого Дональда, которого либеральные медиа пытаются выставить эдаким не слишком образованным нахалом при деньгах. И об уровне самих медиа.

Хиллари вменила Трампу «системный расизм» (фото: Lucy Nicholson/Reuters)

Хиллари вменила Трампу «системный расизм» (фото: Lucy Nicholson/Reuters)

В своем твите Трамп сыграл на разнице в смыслах слова. Он имел в виду, что Хиллари в расовом вопросе – ханжа, притворщица. То есть bigot. В течение двух суток пресса и главные телеканалы США подтрунивали над Дональдом – мол, ну ответь, кандидат, в чем заключается нетерпимость Хиллари… пока наконец доктор Бен Карсон (чернокожий общественный деятель, бывший кандидат в президенты и сторонник Трампа) не разъяснил краснеющим телеведущим, сначала в эфире Fox News, а затем и ABC News и CNBC, в чем была «фишка».

Но вернемся к «обвинительному заключению», произнесенному в Неваде. Хиллари вменила Трампу «системный расизм», разжигание ненависти и вражды, а также то, что его поддерживают не только «самые ужасные диктаторы в мире» (видимо, прежде всего, имеется в виду Путин), но и американские радикалы, которых он вывел на свет и чьи идеи сегодня стали «частью дискурса» благодаря Большому Дональду.

Отдельное внимание было уделено тем СМИ, которые – в отличие от потерявших всякий стыд в ходе данной кампании The Washington Post, The New York Times, Politico, CNN, CBS и т.д. – продолжают говорить о коррумпированности и некомпетентности Хиллари. В частности, досталось новому руководителю штаба Трампа Стиву Бэннону, который до этого руководил одним из самых популярных в США интернет-СМИ Breitbart.com.

О Breitbart, его руководителях, менеджерах и «звездах» есть, наверное, смысл как-нибудь поговорить отдельно, ведь этому ресурсу до сих пор удавалось опережать многие мейнстримные медиа и по посещаемости, и по влиянию на общественное мнение.

Но мы сегодня говорим о «системном расизме» или, как принято говорить в либеральной среде, «скрытом расизме» (еще его называют «новым расизмом»), о расовой «ненависти и вражде», которая якобы проявилась благодаря президентской кампании Трампа.

Причем именно проявилась. Не возникла. Не зародилась. А просто вышла на свет, как только Дональд начал свои предвыборные речи.

Не только сам Трамп обвиняется либеральными медиа в расизме, но и все, кто его поддерживает или не выступает активно против него. Это достаточно старый прием, но, как выяснилось, до сих пор достаточно эффективный. Почему так много людей за Трампа (или другого неугодного консервативного деятеля)? Да потому что пол-Америки расисты.

Это страшное обвинение с далеко идущими выводами очень часто выручало либеральных политиков и помогало левым в США одерживать победы в ситуациях, когда, казалось бы, все «козыри» были на руках у правых консерваторов и антиистеблишментных бунтарей.

Большой Дональд недавно обратился к афроамериканцам с призывом проголосовать за него. «Что вам терять?» – спросил он, ссылаясь на безработицу, криминогенную обстановку и низкое качество школ в черных районах больших городов, управляемых демократами. Это обращение было немедленно расценено как расистское.

Технология отточена десятилетиями – по меньшей мере со времен Линдона Джонсона. Если ты говоришь, что чернокожие граждане живут бедно и слишком часто участвуют в бандитских перестрелках потому, что в Америке до сих пор жив «системный расизм», то ты, конечно же, прав и рукопожатен. Но упаси тебя Бог заявить, что это происходит по какой-либо другой причине – скажем, из-за плохого госуправления, – и ты немедленно станешь «расистом».

Практически любое, даже вообще никак не касающееся расовых вопросов высказывание либералы научились представлять как «скрытый расизм». Ты республиканец? Ты консерватор? Ты против либеральной повестки?

Все, ты расист. Это даже уже особенно никто не старается доказать. Все сводится к тому, что либералы против расизма, а все, кто против либералов, – расисты.

В этой ситуации практически невозможно вести спокойный диспут не то что о расовых взаимоотношениях, но об экономике, образовании, медицине… Либеральное издание Vox недавно умудрилось назвать всех критиков реформы здравоохранения Obamacare расистами только лишь на том основании, что реформа эта была проведена в жизнь первым чернокожим президентом.

А издание Politico на днях опубликовало статью, в которой прямо говорится, что совершенно не важно, сколько правды в трамповской критике экономической политики демократов, главное состоит в том, что Трамп – bigot, поэтому всякое упоминание о «зернах правды» в высказываниях республиканского кандидата есть разжигание ненависти.

Настоящие расисты в Америке, разумеется, есть, как и в любой другой стране. Как есть и естественная, бытовая ксенофобия. Вот только «рассерженный белый избиратель Трампа» вовсе не расист. Максимум «расистского», что есть в его мотивации голосовать за Трампа, – это раздражение от постоянных обвинений в расизме.

Да, Большого Дональда поддержали некоторые белые супрематистские группировки. И от кандидата немедленно потребовали отвергнуть такую поддержку (что он и сделал). Вот только никто не требует от Хиллари отказаться от поддержки Black Lives Matter и «Новых черных пантер», которые открыто исповедуют черный супрематизм.

И дело тут не в черных и не в белых. Просто расовая карта – один из главных козырей американских либералов. Причем речь идет не о сиюминутной, тактической выгоде. С традиционной Америкой можно справиться, только поставив на нее постыдное клеймо.

В 1995 году свет увидела наделавшая много шума книга Пола Снайдермана и Томаса Пьяцца «Расовая рана», в которой авторы, исследуя межрасовые отношения в Соединенных Штатах, пришли к выводу, что проблемы в этих отношениях – во многом следствие политических манипуляций.

#{author}Снайдерман и Пьяцца, в частности, пишут: «Расизм стал важнейшим аргументом в пользу необходимости поставить под вопрос принципы, на которых основано американское общество. Поколение назад аналитики считали, что расизм противоречит основополагающим ценностям американского этоса. Сегодня некоторые исследователи рассматривают современный расизм как выражение этих самых ценностей».

Прошло два десятилетия, и к работе подключились медиа и Голливуд. Вспомнить хотя бы «Омерзительную восьмерку» Квентина Тарантино! Сегодня любые попытки пропагандировать традиционные ценности и избежать навешивание расистского ярлыка обречены на провал.

Журналистка Дениз Макаллистер недавно написала в статье для издания The Federalist: «Вся история Америки, само ее основание было помечено (клеймом расизма). Помечена личная ответственность, свободный рынок. Помечено христианство. Помечен консерватизм. Соединенные Штаты Америки, как нация, были помечены и заклеймены. Именно поэтому так много людей, в особенности из поколения миллениум, ассоциируют себя с глобализмом, стыдясь своей недостойной нации».

И в этом, пожалуй, вся соль. Дональд Трамп был объявлен расистом вовсе не за какие-то свои сомнительные высказывания, а за то, что осмелился перечить глобализму. Его слова о том, что «американизм, а не глобализм» должен стать основой внутренней и внешней политики США, сделали его расистом-по-определению.

Точно так же, как любой русский, сказавший слово против глобализации, немедленно становится «сталинистом» и «совком», так и в Америке, как выясняется, каждый усомнившийся в извечной мудрости глобалистской элиты будет назван «расистом» (а также «сексистом» и т.п.).

Так что будь Большой Дональд хоть в десять раз аккуратнее в своих высказываниях, соответствующие ярлыки на него все равно бы навесили. И все равно на него ополчились бы медиа, экспертократия и даже часть собственной партии.

Именно поэтому Трамп с самого начала играл ва-банк. Это говорит не о его азартности или «безбашенности». Скорее, наоборот. О том, что он очень хорошо представлял себе, с какой системой и какой «технологией» имеет дело.