Взгляд
8 декабря, четверг  |  Последнее обновление — 09:56  |  vz.ru
Разделы

Украина нуждается в возмездии

Сергей Миркин
Сергей Миркин, журналист, Донецк
Можно рассуждать, что мы не такие, как они. Можно говорить, что месть – это из Средневековья. Но месть – это способ заставить врага бояться. А пока на Украине не начнут дико бояться России, удары по Донецку и другим российским городам не прекратятся. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

В чем секрет венгерской аномалии

Тимофей Бордачёв
Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
Венгрия, оставаясь участником НАТО и Евросоюза, принадлежит сейчас к Мировому большинству – подавляющему количеству стран мира, которые дружественны России просто потому, что не хотят полностью подчиняться ее противникам. Подробности...

Не надо ставить идеологию впереди реальности

Владислав Исаев
Владислав Исаев, политолог
Если есть какое-то действительно массовое движение, объединенное общими целями, как ополчение Минина и Пожарского или революционные процессы 1917 года, идеология для него находится быстро. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

Владимир Путин проехал по отремонтированному Крымскому мосту

Владимир Путин посетил Крымский мост, где идут восстановительные работы после теракта, произошедшего в октябре. Глава государства выслушал доклад вице-премьера Марата Хуснуллина и выразил надежду, что поврежденный железнодорожный путь на мосту окончательно восстановят к середине летнего сезона
Подробности...

Собянин побывал в зоне проведения специальной военной операции

Мэр Москвы Сергей Собянин побывал на линии обороны в зоне специальной военной операции (СВО). Градоначальник лично проверил, как бойцам помогают обустроить рубежи: противотанковые рвы, траншеи, доты и блиндажи. По его словам, у мобилизованных из Москвы военных «настроение боевое»
Подробности...

При крушении самолета Beechcraft 55 Baron в Армении погибли российские пилоты

При крушении самолета В55 в Армении, летевшего в Астрахань, погибли два российских пилота. Самолет разбился вблизи деревни Джрабер Котайкской области, в 26 км к северу от Еревана. После падения машина развалилась на части и загорелась. Прибывшие на место трагедии пожарные потушили возгорание спустя 20 минут
Подробности...
11:59

Первый передвижной клуб культуры появился в Подмосковье

Первый многофункциональный передвижной культурный центр появился в Домодедово в Московской области Подмосковье, в нем есть все необходимое для концертов и кинопоказов: сцена, полный набор световой и звуковой мультимедийной аппаратуры.
Подробности...
21:02
собственная новость

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...
20:39
собственная новость

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Стало известно о росте числа психозов в ВСУ

    Главная тема


    Как России лучше всего ответить Западу на ограничения нефтяных цен

    заявление президента


    Путин назвал значимые результаты спецоперации

    новая роль


    Зеленский: Украинцы будут самыми влиятельными в мирное время

    «не по-людски»


    Лавров рассказал об увиденных в Швеции гендерно-нейтральных туалетах

    Видео

    захват власти


    В организации госпереворота в Германии ищут «русский след»

    конфликт стран НАТО


    Турция грозит оккупировать важную часть Греции

    курсы валют


    Почему уникально крепкий рубль останется только в 2022 году

    вердикт Запада


    Телеканал «Дождь» погубила эмиграция

    «чужие проблемы»


    Как меняют мнение казахстанцев о спецоперации

    сиюминутное совпадение


    Тимофей Бордачев: В чем секрет венгерской аномалии

    становление единства


    Владислав Исаев: Не надо ставить идеологию впереди реальности

    разблокированные возможности


    Виталий Трофимов-Трофимов: «Творческая элита» не политически активна, а профнепригодна

    на ваш взгляд


    Является ли для вас авторитетным мнение Аллы Пугачевой?

    Владимир Мамонтов: Про Победу

    30 апреля 2013, 12:00

    Бесконечные злые дожди той страшной поры нынешний житель стеклянной коробки, раб плоского экрана и шести рядов белых кнопочек воспринимает самоценным несчастьем, которое мешает ему жить, он сердится так, словно враг у порога.

    Должен сделать одно важное признание: мне никогда не нравились гигантские, бетонные, суровые памятники Великой Отечественной войны. Я морщился, когда в тысячный раз разглядывал на открытке, в газете, на экране, в утюге сдвинувшего брови голого по пояс культуриста с гранитным автоматом пэпэша, навечно вставшего охранять курган.

    На ваш взгляд

     
    Какой из праздников, отмечаемых в этом году в мае, для вас важнее?





    Обсуждение:  284 комментария
    Видя наколоченную повсюду свыше утвержденную символику: гвардейская ленточка, гвоздика, каска, – а рядом только меняющиеся номера годов, я сныривал от этого туда, где водились, как в ясной протоке моей собственной Победы, «Иваново детство» и «Двадцать дней без войны». «Фашист пролетел» Пластова меня всегда больше трогала, чем «Мать партизана» Герасимова, хотя оба – очень хорошие и очень советские художники: и в герасимовском доме-музее, что рядом с Лужецким монастырем, и в пластовской Прислонихе легко дышится, полы скрипят, пахнет сухой охрой и Ленинскими премиями. У Симонова я всегда больше любил «Ты помнишь, Алеша...», чем «Если дорог тебе твой дом». И всегда на себя примерял одно четверостишье, которое мне казалось ключевым:

    Не знаю, как ты, а меня с деревенскою

    Дорожной тоской от села до села,

    Со вдовьей слезою и с песнею женскою

    Впервые война на проселках свела.

    Я думал о том, что было бы, если бы я, послевоенный, худой и очкастый городской парень, попал бы в такой переплёт – и от этого лез в натуральную, негородскую жизнь с удвоенной силой, таскаясь с блокнотом по рудникам и фермам, находя в изобилии пажити, леса, даже плисовые салопчики, а порой и вдовьи слезы, а уж песен-то женских – точно не счесть, но уже не было никакого бездонного горя. Истового, оконечного самопожертвования – «крестом своих рук охраняя живых, всем миром сойдясь, наши прадеды молятся за в Бога не верящих внуков своих...» И негде его было взять: на том руднике Победу уже добыли. Сжали на том поле. Выловили на том сейнере. И это было счастье, конечно, но когда нет у тебя подлинного испытания, тебе и турпоход – школа жизни.

    А закончив только такую школу, ты вынужден делать над собой большое усилие, чтобы понять, скажем, строчку Эренбурга: «Нет для нас ничего веселее немецких трупов». Веселее? Что за дьявольщина такая? Нужнее? Важнее? Куда ни шло. Должен – да, понимаю. Вынужден – понимаю. Стиснув зубы, иначе нельзя – понимаю. Где тут веселью уцепиться, угнездиться, за какими стеклами очков, в каких вихрах, меж страницами каких книг? Не понимаю. А потом я прочел у Эренбурга другие строки, куда более поздние: «Быть может, я больше всего ненавижу фашизм не только потому, что он был абсурдной, варварской идеей, но и потому, что он и нас научил ненавидеть».

    И понял.

    Бесконечные злые дожди той страшной поры нынешний житель стеклянной коробки, раб плоского экрана и шести рядов белых кнопочек воспринимает самоценным несчастьем, которое мешает ему жить, он сердится так, словно враг у порога. И начинает что-то такое ворчать про гвардейские ленточки, гундеть про репетицию парада, когда ему мешают проехать на шашлычок... И тут я с ужасом чувствую, что во мне благородно вскипает абсолютно эренбурговская веселая ярость по отношению к нему, ясноглазому чистоплюю, тайно желающему стать мелким (а лучше крупным) менеджером Газпрома, но продолжающему ржать над песнями Семена Слепакова. А пуще того вскипает она супротив его духовных наставников, которые каждым маем начинают, как короеды подмосковного леса, свою сверлящую песню: Сталин равен Гитлеру, победила бы Германия – пили бы баварское, надоели тупые парады, какое убожество эти ленточки, надо каяться и поминать, праздновать не смей. И знаете что? Я не хочу, чтобы они победили, изощренно-глумливые ли, глупые ли, всё равно. Мне начинает нравиться этот цельный гранитный культурист, и его сомкнутые брови, и автомат, и гвоздики, и ступня сталинградской Матери-Родины, на которой мог бы разместиться биваком полк. И ленточку я привяжу, и патефон заведу, ордена-медали семейные достану из комода на свет, и мое витиеватое отношение к войне и всей той поре вдруг очистится и упростится до мальчишеского восторга парадом, горькой поминальной рюмки и острой, как клинок, тревоги за детей и внуков, которые... Которые...

    Вообще-то, я не умею, не люблю и не хочу долго яриться – с меня довольно, чтобы меня другие понимали так, как понимаю других я. А для детей больше всего хочу, чтобы горе и ужас войны они тоже узнали по Эренбургу и Симонову. Пластову и Герасимову. По Тарковскому и Ромму. Не на осенней дороге Смоленщины. Да и сам я встречу нынешний День Победы где-то во Франции – стране в целом бескровного, но героического сопротивления, билеты уж давно куплены, так что про стопку и медали не соврал для красного словца, а вот про патефон – каюсь, патефона там могут и не припасти. Но ленточку точно георгиевскую приколю. И почему-то уверен, что меня там поймут. Даже лучше, чем некоторые мои соотечественники.

    Проверю – отпишу.

     
     
    © 2005 - 2022 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •