30 марта, понедельник  |  Последнее обновление — 22:23  |  vz.ru
Разделы

Коронавирус получил защиту от «агрессивных белых мужчин»

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
В рамках предлагаемой обществу концепции «солидарной ответственности» вирус становится фактически «меньшинством», чьи права можно нарушить высказыванием и чье «единственно верное» описание является юридически защищенной категорией. Подробности...

Когда умер Лимонов, я попросил не говорить глупостей

Захар Прилепин, писатель
Само существование великой русской литературы есть залог бессмертия нации, и преждевременное прощание с ней – признак глупости и пораженчества. Что смерть Бондарева лишь заново высветила. Подробности...

На нефтяном рынке играют в китайские шахматы

Леонид Григорьев, профессор, завкафедрой мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ
Модель ситуации, сходной с той, что сложилась на рынке нефти, существует в древних китайских шахматах: игроки – втроем – должны делать свои ходы с каменными лицами. Выигрывает один, но во время игры каждому игроку приходится делать ходы то в коалиции с партнером справа, то с партнером слева. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

    Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

    Полиция по всему миру несет службу в особом режиме из-за коронавируса. В то время, как в странах Европы, Азии и Латинской Америки обычные люди обязаны сидеть на карантине, стражи порядка следят за его исполнением. В Италии полицейским помогают дроны
    Подробности...

    Коронавирус увеличил социальную дистанцию между людьми

    В числе основных мер борьбы с распространением нового коронавируса специалисты Всемирной организации здравоохранения назвали увеличение социальной дистанции. Риск заражения сильно снижается, если между людьми сохраняется расстояние более метра. Власти большинства стран прислушались – и призвали граждан сделать так же
    Подробности...

    Путин посетил больницу в Коммунарке

    Путин приехал в больницу в Коммунарке, где находятся зараженные коронавирусом. Президент оделся в защитный костюм и осмотрел здание в сопровождении главврача Дениса Проценко. Как считают эксперты, своим визитом в больницу Путин демонстрирует, что власть уверена в своих силах и спокойна
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Число заразившихся коронавирусом в мире достигло 693 тыс. человек

        Михаил Бударагин

         
        Главное, что происходило с автором – литература (то есть умение жить в тексте) и история (то есть умение жить с оглядкой на будущее). Главное достижение – воспитание сына. Самое важное – чувствовать ток времени, биение его сердца и ветер его перемен. Единственная цель – умение выходить из медитации прямо в мартеновскую печь. Единственный совет, который автор может дать читателям – обливаться с утра ледяной водой. Каждый день. Воля и терпение – чего нам уметь еще?

        Мнения

        Глеб Кузнецов
        В рамках предлагаемой обществу концепции «солидарной ответственности» вирус становится фактически «меньшинством», чьи права можно нарушить высказыванием и чье «единственно верное» описание является юридически защищенной категорией.

        Захар Прилепин
        Само существование великой русской литературы есть залог бессмертия нации, и преждевременное прощание с ней – признак глупости и пораженчества. Что смерть Бондарева лишь заново высветила.

        Леонид Григорьев
        Модель ситуации, сходной с той, что сложилась на рынке нефти, существует в древних китайских шахматах: игроки – втроем – должны делать свои ходы с каменными лицами. Выигрывает один, но во время игры каждому игроку приходится делать ходы то в коалиции с партнером справа, то с партнером слева.
        Обсуждение: 6 комментариев

        Александр Малькевич
        Опасность ситуации в том, что у ресурса нет людей, которые могли бы вычитывать и действительно придавать нейтральный контекст каждой из статей, учитывая их несметное число.
        Обсуждение: 31 комментарий

        Артём Бузила
        Главнейший институт демократии – выборы – под угрозой во многих западных странах, от Польши до США. Это такой момент истины: что важнее – демократия сама по себе или все же жизни людей.

        Анна Долгарева
        Щекотать себе нервы, добавляя адреналина просмотрами апокалиптических фильмов, приятно. Или чувствовать себя героем, затарившись гречкой. Я только что из Донбасса. Там шестой год реальный постапокалипсис.
        Обсуждение: 34 комментария

        Василий Федорцев
        Евросоюз сейчас превратился в подобие большой больницы, где все отделения – инфекционные. В каждом отделении есть свой заведующий, но место главврача в больнице пустует.
        Обсуждение: 13 комментариев

        Евгений Крутиков
        Коронавирус имеет все шансы за считаные месяцы переформатировать всю мировую экономику, отменить старые политические тенденции и создать новые, а также кое-что подправить в психологии целого поколения. И, возможно, даже изменить вектор развития мировой науки.
        Обсуждение: 38 комментариев

        Игорь Мальцев
        Когда человек говорит: «Я далек от теории заговора», это значит, что он сейчас будет лепить конкретную теорию заговора. Ну так вот, я далек от теории заговора. Но схемы настолько очевидно схожи, что ощущается одна рука.
        Обсуждение: 56 комментариев

        Герман Садулаев
        Следует философски заключить, что вирус – не «кто», даже в самом широком смысле, а «что», то есть не существо, а вещество, вещь, явление, событие или идея. Вирус не просто не-жизнь, он противоположен, противопоставлен жизни.
        Обсуждение: 27 комментариев

        Михаил Бударагин: Любовь по расписанию

        21 октября 2013, 09:20

        Версия для печати

        Десятки рецензий на фильм «Сталинград» должны были убедить зрителя, что идти в кино не стоит. Но билетов даже после недели проката не достать. А все потому, что лента рассказала зрителю нечто важное не о войне, а о нем самом.

        Фильм Федора Бондарчука «Сталинград» – без сомнения, одно из главных культурных событий года. Не потому, что лента как-то особенно хороша (или заработала много денег – это неважно), а потому, что она стала зеркалом, в которое все мы посмотрелись.

        И увидели там общество совершенно определенного типа: оно может нам нравиться или не нравиться, но оно таково, каково оно есть, и об этом стоит поговорить подробно.

        1

        Одна из самых предсказуемых претензий к режиссеру «Сталинграда» состоит в исторической недостоверности картины и не имеет вообще никакого смысла.

        В Сети каждый сам себе историк, и бесконечные обсуждения усов Сталина, советской колбасы, лихих 90-х и татаро-монгольского нашествия смотрятся чем дальше, тем чудесатее, но история никогда не бывает такой, какой ее хотят видеть историки.

        Самый яркий пример здесь – кардинал Ришелье, который никак не похож на персонажа Дюма. С этим несуществующим Ришелье спорят который век, и все без толку: он теперь навсегда – противник храбрых мушкетеров. Наполеон из «Войны и мира» Льва Толстого в свою очередь – совсем не тот Бонапарт, какого мы могли бы узнать из французских источников, но кого когда вообще интересовали какие-то там источники. Почему так? Потому что художественный текст не должен быть исторически достоверным, он должен быть убедительным, больше от него ничего не требуется. И именно поэтому мы с удовольствием смотрим исторически вопиюще циничного Тарантино и ухом не ведем. Мир на экране и в тексте – выдуманный, и попытки примерить на него реальность заранее обречены.

        Это никому не мешает, разумеется, искать и требовать «взаправду», но история здесь – не главный предмет приложения сил.

        2

        Вторая претензия к Бондарчуку касается, конечно, любовных линий, которые, как хором говорят все критики, очень портят картину.

        Мол, вообще-то у нас тут война и руины, какая любовь. Или, наоборот, любовь-то ладно, но явно не такая, какая показана, а дайте нам другую. Правильную подайте нам любовь, говорят скептики, расово полноценную, идейно выдержанную, но массовый-то зритель точно знает, что правильной – нет, а есть «настоящая», и игру Бондарчука принимает.

        Любовь – еще одна инстанция «взаправду»: точно так же, как историческая достоверность уступает художественной убедительности, романтическая любовная линия сдается под натиском сентиментальной.

        Ведь Бондарчук снимает не исторический блокбастер и даже не мелодраму в интерьерах войны, а единственный жанр, который сегодня вообще можно продать широкой аудитории, а именно – сентиментальное кино, вышибающее слезу.

        И он совершенно прав.

        А что, простите, еще делать режиссеру, когда любой сериал – ровно об этом, любая продаваемая книга – об этом, любая песня – попса, рок, рэп – в ротации на радио – и снова об этом?

        Сентиментальная, с предсказуемыми поворотами (но обязательно с поворотами), с надрывом, с красивыми словами, с придуманными препятствиями, любовь – это единственный язык, понятный сегодня большой аудитории. Сентиментален и кабацкий шансон, и популярные паблики «Вконтакте», и сериалы о том, как какие-то следователи ведут какое-то следствие (и влюбляются, влюбляются, влюбляются – сил нет).

        Романтический герой 90-х («Брат» и «Бригада» – лучшие примеры, хотя были и другие), который бился, добивался, кутался, что твой Байрон, в пальто, уступил место персонажам простым, тихим, обычным, и единственное, что они вообще умеют, – приторно, долго, тяжело и громко страдать о любви. Даже тема денег занимает их постольку-поскольку.

        Только чувства, только личная жизнь. Сытое буржуазное общество разбирается со своими страхами и тревогами, и в списке этих страхов давно уже одни только отношения между людьми. Ничему другому пока просто нет места, слишком мало времени прошло с начала сытости.

        Нет, никто не запрещает снять кино о чем угодно и написать песню о том, чем сердце успокоится. Точно так же никто не воспрепятствует выпустить в ограниченный прокат какую-нибудь нетривиальную ленту режиссера из Перу, снабдив ее субтитрами.

        Она в Москве будет интересна тринадцати энтузиастам и двум критикам. Перу все-таки – это какие-то совсем чужие проблемы, хотя мы к перуанцам со всем уважением.

        А язык национальной культуры сегодня – сентиментальный любовный разговор, помещенный для порядка в какой-нибудь контекст: война, криминальная драма, исторический детектив, больница или школа – это уже детали.

        Замечу, что так было не всегда.

        В 70–80-е гг. позапрошлого века споры велись о том, кто и кому принесет с базара Белинского и Гоголя, об убийстве студента Нечаева, о беспощадной сатире Салтыкова-Щедрина. Опыт начала XX века – это, в том числе, и опыт русских футуристов, а 20-е годы – это «Собачье сердце» Булгакова. Советский литературный, песенный и кинематографический язык – это язык и войны без любви (Исаак Бабель), и покорения природы (тяжелый Леонид Леонов и простые барды), и борьбы за Космос (фильм «Москва-Кассиопея»), и сложной социальности (такие разные картины, как «Гараж» и «Чучело»), и личной трагедии (поздний Высоцкий), и сатиры (киножурнал «Фитиль» с одной стороны и «Кин-Дза-Дза» – с другой).

        Эти языки были разными, но они были. Высоцкого слушали не тринадцать человек, а лавры фильма Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны», где короткая встреча главного героя с женой искупала километры слезливых признаний и сотни часов страданий о «любит/не любит», Бондарчуку и не снились.

        Существовали, помимо всего прочего, маргинальные языки – и диссиденты с их пафосом, и возвращенная из небытия интеллигенция (такая, например, как Михаил Бахтин), и официальная сатира, вроде михалковской – все работало и все шло в дело: тот же Высоцкий адаптировал для массового слушателя десяток советских языков, работая с разными материалами.

        Существовал ли язык сентиментальной любви? Существовал всегда. Но и в прошлом веке, и в позапрошлом он был просто одним из способов осмысления действительности, не более: на каждую песню о том, как кто-то кого-то покинул, приходилась песня о том, как «под крылом самолета о чем-то поет зеленое море тайги».

        Сегодня не осталось ничего, кроме мумифицированной Аллы Пугачевой, которая выжила одна, как после атомной войны, и вытянула на себе общенациональный язык, понятный программисту из Москвы и токарю из Череповца, выпускнику дагестанского вуза и преподавателю института в Томске.

        Бондарчук – ремесленник, он просто берет тот материал, который есть. Было десять красок, осталась одна, и та розовая, ну, что уж теперь, кино что ли не снимать?

        Розовым и раскрасил. Как там поется в песне на общенациональном языке: «Я его слепила из того, что было». Просто ведь языка, на котором можно было сказать (и, главное, быть понятым) «сколько раз увидишь его, столько раз его и убей», больше не существует – и, может быть, уже и к лучшему.

        3

        Так что обе претензии к Бондарчуку несостоятельны, и «Сталинград» при всех его кассовых сборах ждет очень понятная (и совсем не печальная, кстати) судьба.

        Фильм останется в истории не как лента о войне, а как история о языке «нулевых». Наши правнуки будут смотреть его как наглядное пособие по стилю, методам и формам предельно массового высказывания.

        Так мы сейчас читаем «Бедную Лизу» Карамзина, понимая, что не пройдет и полувека, как на место этой сентиментальной слезогонки придут Пушкин со своим Самсоном Выриным и Гоголь со своим Акакием Башмачкиным. А там и Достоевский с Толстым подтянутся.

        Не нужно ругать Бондарчука. Он адекватен времени ровно настолько, насколько это сегодня вообще возможно. И за это соответствие времени ему стоит сказать «спасибо».


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Коронавирус получил защиту от «агрессивных белых мужчин»

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        В рамках предлагаемой обществу концепции «солидарной ответственности» вирус становится фактически «меньшинством», чьи права можно нарушить высказыванием и чье «единственно верное» описание является юридически защищенной категорией. Подробности...

        Когда умер Лимонов, я попросил не говорить глупостей

        Захар Прилепин, писатель
        Само существование великой русской литературы есть залог бессмертия нации, и преждевременное прощание с ней – признак глупости и пораженчества. Что смерть Бондарева лишь заново высветила. Подробности...

        На нефтяном рынке играют в китайские шахматы

        Леонид Григорьев, профессор, завкафедрой мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ
        Модель ситуации, сходной с той, что сложилась на рынке нефти, существует в древних китайских шахматах: игроки – втроем – должны делать свои ходы с каменными лицами. Выигрывает один, но во время игры каждому игроку приходится делать ходы то в коалиции с партнером справа, то с партнером слева. Подробности...
        Обсуждение: 6 комментариев

        Википедия – оружие Третьей мировой войны

        Александр Малькевич, президент Фонда защиты национальных ценностей
        Опасность ситуации в том, что у ресурса нет людей, которые могли бы вычитывать и действительно придавать нейтральный контекст каждой из статей, учитывая их несметное число. Подробности...
        Обсуждение: 27 комментариев

        Эпидемия отменяет демократию

        Артём Бузила, публицист
        Главнейший институт демократии – выборы – под угрозой во многих западных странах, от Польши до США. Это такой момент истины: что важнее – демократия сама по себе или все же жизни людей. Подробности...

        Они всерьез играют в то, что могут умереть

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Щекотать себе нервы, добавляя адреналина просмотрами апокалиптических фильмов, приятно. Или чувствовать себя героем, затарившись гречкой. Я только что из Донбасса. Там шестой год реальный постапокалипсис. Подробности...
        Обсуждение: 34 комментария

        Власть в мире перешла к врачам

        Василий Федорцев, политолог, германист
        Евросоюз сейчас превратился в подобие большой больницы, где все отделения – инфекционные. В каждом отделении есть свой заведующий, но место главврача в больнице пустует. Подробности...
        Обсуждение: 13 комментариев

        Эпидемия приведет к возрождению национальных государств

        Евгений Крутиков, военный эксперт
        Коронавирус имеет все шансы за считаные месяцы переформатировать всю мировую экономику, отменить старые политические тенденции и создать новые, а также кое-что подправить в психологии целого поколения. И, возможно, даже изменить вектор развития мировой науки. Подробности...
        Обсуждение: 38 комментариев

        Грета Тунберг, ты довольна?

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Когда человек говорит: «Я далек от теории заговора», это значит, что он сейчас будет лепить конкретную теорию заговора. Ну так вот, я далек от теории заговора. Но схемы настолько очевидно схожи, что ощущается одна рука. Подробности...
        Обсуждение: 56 комментариев

        Вирус – это не живая материя, а идея

        Герман Садулаев, писатель, публицист
        Следует философски заключить, что вирус – не «кто», даже в самом широком смысле, а «что», то есть не существо, а вещество, вещь, явление, событие или идея. Вирус не просто не-жизнь, он противоположен, противопоставлен жизни. Подробности...
        Обсуждение: 27 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............