Взгляд
27 ноября, суббота  |  Последнее обновление — 11:38  |  vz.ru
Разделы

Россия и Армения по-разному видят будущее Кавказа

Иса Джавадов
Иса Джавадов, Историк, востоковед
Ряд политических сил в Армении сводят конструктивный нейтралитет России во второй карабахской войне и ее мирные инициативы к продолжению дискурса «предательского Карсского договора 1921 года». Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Американская элита считает, что у преступности есть раса

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Если кто-то думал, что расовый вопрос в США самоликвидировался после ухода с поста президента Дональда Трампа, то он ошибался. Расовые проблемы в стране только усугубляются – и отравляют американскую систему. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Китай будет долго наказывать Литву

Тимофей Бордачёв
Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
Давление Пекина на Литву, которая доставляет достаточно много хлопот и самой России, неизбежно станет фактором российской политики на европейском направлении. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Российские школьники установили абсолютный рекорд на Международной олимпиаде по астрономии

Российские школьники завоевали восемь золотых и две серебряные медали на международной олимпиаде по астрономии и астрофизике, установив абсолютный рекорд. Мероприятие проходило в дистанционном формате с 14 по 21 ноября в столице Колумбии – Боготе. В олимпиаде приняли участие 48 стран и 62 команды. В ходе соревнований ребята должны были пройти пять туров – теоретический, анализ данных, обработка солнечных данных, наблюдение и командный этап
Подробности...

В Лос-Анджелесе показали будущее мирового автопрома

Автосалон в Лос-Анджелесе 2021 года показал, что традиционные автомобили быстро вытесняются электрокарами, а авто-стартапы выступают наравне с гигантами индустрии. Впрочем, и признанные автогиганты нашли, чем удивить покупателей
Подробности...

В Москве прошел десятый бал дебютанток Tatler

Накануне в Москве в Доме Пашкова состоялся юбилейный Бал дебютанток Tatler. Очередное крещение юных героинь светской хроники стало первым после начала пандемии. Кроме того, Ариан Романовский впервые принимал Бал в качестве главреда Tatler. Важное светское событие не смогли пропустить Евгений Цыганов, Филипп Киркоров, Настя Ивлеева, Яна Рудковская, Полина Гагарина и другие звезды
Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Взрывы произошли на оборонном заводе в Дзержинске

    Главная тема


    Новый штамм напугал рынки перспективой возврата в 2020 год

    заплатить штраф


    В Германии предложили запустить «Северный поток – 2» без сертификации

    ленинский метод


    В КПРФ предложили ввести календарь обязательных прививок от COVID-19

    противокорабельная ракета


    Началось серийное изготовление гиперзвуковых ракет «Циркон»

    Видео

    конфликт в Донбассе


    Украину придется принудить к миру на новых условиях

    саммит демократий


    США собирают силы для длительной осады России

    270 долларов за газ


    Зачем Россия сделала Сербии щедрый подарок

    пенитенциарная система


    Восстановление престижа ФСИН поручили «жесткому» генералу МВД

    авторынок в пандемию


    В чем секрет китайского автомобильного чуда в России

    расовые проблемы


    Геворг Мирзаян: Американская элита считает, что у преступности есть раса

    стратегические высоты


    Иса Джавадов: Россия и Армения по-разному видят будущее Кавказа

    враждебная пропаганда


    Владимир Прохватилов: Казахов против России настраивают из-за границы

    на ваш взгляд


    Как изменились ваши опасения заразиться коронавирусом в последнее время?

    Виктор Топоров: Сладкая и прозрачная

    7 июня 2008, 17:00

    Определен шорт-лист – в десять наименований! – национальной литературной премии «Большая книга». На финишную прямую весенне-осеннего (футболистам бы такое!) сезона вышли по алфавиту:

    Павел Басинский, «Русский роман, или Жизнь и приключения Джона Половинкина»;
    Илья Бояшов, «Танкист, или Белый тигр»;
    Александр Иличевский, «Пение известняка»;
    Руслан Киреев, «Пятьдесят лет в раю»;
    Владимир Костин, «Годовые кольца»;
    Владимир Маканин, «Асан»;
    Рустам Рахматуллин, «Две Москвы, или Метафизика столицы»;
    Людмила Сараскина, «Александр Солженицын»;
    Маргарита Хемлин, «Живая очередь»;
    Владимир Шаров, «Будьте как дети».

    «Большая книга» – не только самая денежная и самая громоздкая (денежки счет любят!), но и самая непрозрачная из отечественных литературных премий. Должно быть, потому, что, помимо счета, денежки любят тишину.

    Большая книга» – не только самая денежная и самая громоздкая (денежки счет любят!), но и самая непрозрачная из отечественных литературных премий

    Однако непрозрачность эта мнимая, как у иных купальных костюмов, – стоит разок окунуться – и всё видно.

    А «Большая книга» окунается как-никак уже в третий раз.

    Двв участника шорт-листа претендуют на два места – первое и второе, и еще восемь – на одно-единственное (третье). Причем из этих восьми шансы есть у каждого.

    И у литературного критика, лауреата «Антибукера», члена жюри ряда премий, автора отменной книги о Горьком в «ЖЗЛ», не имеющего серьезных недругов ни «справа», ни «слева» Павла Басинского, дебютирующего как оригинальный прозаик только что вышедшим романом;

    (Противопоказание: расхожий миф, озвученный на сей раз Митрофанушкой Веллером в самовлюбленном интервью «Экслибрису»:

    «Если литература – производная от жизни, то критика – производная от литературы. Эта вторая возгонка дает совершенно импотентский материал. Когда критик пытается написать роман, получается ужасно. Он думает, что знает, как пишутся романы, а на самом деле ни фига, потому что он никогда не достигал того перевозбуждения нервной системы, которое необходимо для творчества. Он никогда не мог писать так, чтобы возник драйв на накале нерва, чтобы его эмоциональное напряжение передавалось. И вот, когда Вячеслав Курицын, или Владимир Новиков, или Виктор Топоров…

    – И Дмитрий Бавильский…

    – Ну да… попытались написать беллетристические книги, они оказались ниже всякой критики».

    Тут нужны три уточнения: романы неизменно проваливаются у самого Веллера; я не писал таковых сроду; а из трех других «недоперевозбужденных» можно согласиться разве что в отношении Владимира Новикова – но он ведь и критик никакой!)

    И у действующего лауреата «Нацбеста» Ильи Бояшова – единственного «питерского» (правда, не силовика и не юриста) во всем «коротком списке», – новый роман которого уже расхвален (Данилкиным и мной в том числе) и изруган (Кузьминским и Немзером) критиками;

    (Противопоказание: ставшее широко известным кулуарное высказывание одного из лауреатов и закулисных организаторов, чтобы не сказать махинаторов премии: «Питерских» мы в «Большую книгу» не пустим!»

    Пустят они или не пустят, решать, впрочем, как всегда, не им. Кто вас, ребята, ужинает, тот вас и танцует!)

    И у действующего Букеровского лауреата Александра Иличевского со сборником рассказов, которые – даже по мнению поклонников таланта – получаются у него куда более качественными, чем романы; букероносный – в том числе;

    (Противопоказание: Иличевский, по большому счету, не входит ни в одно из литературных бандформирований, кроме поколенческого, где он с боку припека, и «новомирского», которое всецело занято продвижением одного из двух будущих победителей; см. далее.)

    И у матерого мемуариста «московской школы» Руслана Киреева из поколения «сорокалетних», по памятному определению Бондаренко, а ныне семидесятилетних, постоянного автора, а в прошлом – многолетнего сотрудника «Нового мира»;

    (Противопоказание: буквально совпадает с противопоказанием Иличевского; вакансия в тройке заполнена тем же самым счастливым соперником.)

    Действующий Букеровский лауреат Александр Иличевский (фото: ИТАР-ТАСС)
    Действующий Букеровский лауреат Александр Иличевский (фото: ИТАР-ТАСС)
    И у ни лично, ни творчески не известного мне провинциала Владимира Костина: обязательную разнарядку на провинцию вроде бы еще никто не отменил;

    (Противопоказание: отменить обязательную разнарядку не отменили, но и не ввели вроде бы тоже.)

    И у эссеиста Рустама Рахматуллина с его «метафизическим краеведением» (или «медитативным»?) на неисчерпаемую, как тюменская нефть, тему Белокаменной;

    (Противопоказание: необходимость учесть питерскую, провинциальную, интеллектуальную и гендерную разнарядку на одно-единственное – третье – место.)

    И у успешно дебютировавшей серией пронзительных полуповестей-полурассказов на еврейскую тему Маргариты Хемлин;

    (Противопоказание: сильная конкуренция, в том числе с оглядкой на премиальные расклады прошлых лет. Грубоватая шутка гласит: национальную премию «Большая книга» дают еврею – или еврейке – за жизнеописание еврея же. Нынешний сезон, по моим прикидкам, скорее всего, окажется judenfrei.)

    И даже у замечательного писателя Владимира Шарова – хотя у него-то, увы, реальных шансов, по-моему, ноль целых ноль десятых; у Шарова, кроме таланта и мощи, и показаний-то нет – сплошные противопоказания; так или иначе, если ему достанется третье место (и миллион рублей), я буду в равной мере и удивлен, и обрадован. Вернее, радости моей (как и удивлению) меры не будет.

    Первое и второе место – две главные премии – разыграют между собой Людмила Сараскина и Владимир Маканин.

    Не удивлюсь, если в очередное нарушение писаного регламента первую и вторую премию поделят между ними на равных.

    А почему?

    Почему Сараскина и Маканин?

    Вернее, так: почему Сараскина? И почему Маканин?

    Начнем, пожалуй, с Маканина. Он живой классик, без дураков. Живой и писучий. Писучий – и, что необходимо отметить, полностью сохраняющий плотную и упругую фактуру письма. Живой, как герой его предпоследнего романа «Испуг».

    Однако дело не только в этом.

    Год назад, будучи председателем жюри «Большой книги», Маканин обратился к голосующим «академикам» с письмом, в котором призвал их отказаться от присуждения в этот творчески неурожайный год главной премии, а «сэкономленные» три миллиона рублей разделить поровну (в формате почетной премии) между Андреем Битовым и Валентином Распутиным.

    Значительная часть «академиков» поддержала идею, однако категорическое «Нет!» сказали спонсоры; в результате почетная премия была объявлена и вручена обоим лауреатам (правда, ее денежное наполнение так и осталось загадочным), а главную премию присудили Людмиле Улицкой.

    Один из почетных лауреатов прошлого года – Андрей Битов – стал в нынешнем председателем жюри «Большой книги».

    Оргкомитет премии, в нарушение собственного регламента, допустил к конкурсу позапрошлогодний роман «Испуг».

    Роман, на мой взгляд, чрезвычайно сильный – и на премию, несомненно, тянущий – но с оговорками. Во-первых, всё то же нарушение регламента – для главного лауреата как-то нехорошо. А во-вторых…

    А во-вторых, роман о похотливом старце, который, обдолбавшись, пляшет голый на балконе расстреливаемого Белого Дома, – и его вздыбленный уд принимают за выброшенный в знак капитуляции белый флаг, – роман этот если и коррелирует с исповедуемой и проповедуемой инициаторами «Большой книги» национальной идеей, то слишком, пожалуй, парадоксально.

    И даже Битов не дал бы ему больше третьего места.

    А Маканину – и его вполне можно понять – остро захотелось первого.

    И он подоспел в «битовский» год еще с одним романом – уже о Чечне. Представленным в рукописи.

    Хотя зачем Маканину (и любому писателю уровня Маканина) при прочих равных спешить с выдвижением по рукописи – одному богу известно.

    Об «Испуге» (тоже вошедшем в лонг-лист премии) тут же с облегчением забыли. В финал вышел «Асан» – о Чечне. Никто его не читал, но все, кто читали, в один голос клянутся, что роман чудо как хорош.

    Что ж, вполне возможно. Помню, кстати, отличный рассказ Маканина «Кавказский пленный», написанный еще до первой чеченской войны.

    И всё, первое место?

    Нет, не всё! В год девяностолетия и окончательного огосударствления здравствующего нобелевского лауреата по литературе с девятисотстраничной биографией «Солженицын», выдержанной в апологетическом, чтобы не сказать житийном духе, подоспела Людмила Сараскина, – и попробуйте только присудить ей место ниже второго!

    Но и второго мало! За «Пастернака» дали первое, а за «Солженицына» – только второе? Александр Исаевич не поймет.

    Да и не он один.

    «Великая жизнь великого человека» – так назвал восторженную рецензию на сараскинское жизнеописание Солженицына Андрей Немзер.

    Перещеголял признанного мастера куртуазного комплимента и оригинального заголовка, пожалуй, лишь Дмитрий Быков:

    «Работа, проделанная ею, титаническая. Сопоставима с работой Солженицына по написанию «ГУЛАГа».

    Или это такая ирония?

    Вопрос о том, зачем писать апологетическое жизнеописание вполне себе здравствующего и активно работающего автора двух детально-восторженных автобиографий, – и зачем писать его, опираясь именно и только на его собственные и его нынешней жены мемуарные свидетельства и без анализа отвергая все противоречащие «солженицынским показаниям» высказывания, аргументы, документы и факты, – вопрос этот не имеет ответа.

    Отмечу лишь, что «гулаговские» муки автор исследования испытывает, лишь когда мемуарист Солженицын противоречит сам себе, но и в таких случаях Сараскина с честью выходит из положения, всякий раз выбирая из двух-трех взаимоисключающих версий самую для юбиляра лестную.

    Так или иначе, тупик: ни Маканина, ни Сараскину без первой премии оставлять нельзя! Поэтому следует ожидать – в нарушение регламента – очередной новации: дележа первой и второй премии на двоих с одновременным увеличением призового фонда!

    Андрей Битов уже проделал однажды нечто подобное с Пушкинской (Германия) премией – и вполне успешно.

    Ну, а если спонсоры все-таки пожидятся?

    Решение, верю, найдется и в этом случае! И даже заранее знаю, какое:

    Поделить на двоих все три премии, а третье место не присуждать никому.

    Хотя бы потому, что серьезные противопоказания есть против каждого из восьми остальных шорт-листников!

    А вы говорите: непрозрачная премия…

    – Какой ты Горький? – то ли в анекдоте, то ли в апокрифе говорит тиран гению. – Ты – Сладкий!


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •