13 ноября, среда  |  Последнее обновление — 19:42  |  vz.ru
Разделы

Забудьте про Кёнигсберг

Андрей Колесник, ветеран спецназа ВМФ, депутат Госдумы VI созыва, депутат Калининградской облдумы
Все больше признаков того, что Запад выбрал Калининградскую область как пилотный регион для идеологической обработки российского населения. Географическую удаленность региона от основной территории России хотят превратить в отделенность духовную, а если удастся, и политическую. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Из госпереворота в Боливии надо сделать правильные выводы

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Президент Эво Моралес, сделавший много хорошего для Боливии, решил, что достоин оставаться ее главой на четвертый срок. Однако народ, математика и конституция страны с ним не согласились. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

«Аэрофлот» заболел болезнью Наполеона

Кот Скрипаля, Нэш Ван Дрейк, невинно убиенный кот бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля
Чего боится «Аэрофлот»? Что котик откроет ящик Пандоры, и завтра из него в аэропорты хлынут бабки с козами и дедки с гусями? Кого защищает компания, похоже, решившая приравнять себя к государству? Карающий меч правосудия, санкции с лишением бонусных миль и прочим поражением пассажиров в правах – авиакомпания неожиданно соединила в себе и законодательную, и исполнительную, и судебную власть. Подробности...
Обсуждение: 88 комментариев

    Венеция ушла под воду

    Венеция, знаменитый прибрежный город на северо-востоке Италии, снова оказалась под ударом стихии. На этот раз вода поднялась до рекордных за последние 50 лет значений и затопила исторический центр. На площади святого Марка не осталось ни голубей, ни туристов – уровень воды достиг 1 метра
    Подробности...
    Обсуждение: 5 комментариев

    Сборка первого серийного самолета Су-57

    Появились кадры сборки первого серийного истребителя Су-57, проходящей в Комсомольске-на-Амуре на авиазаводе им. Гагарина. Замминистра обороны Алексей Криворучко пообещал, что самолет поступит в ВКС уже к концу года, а в следующем году армия получит еще один такой истребитель
    Подробности...

    На Красной площади прошел марш в честь годовщины парада 1941 года

    На Красной площади в Москве прошел марш в честь 78-й годовщины знаменитого парада 7 ноября 1941 года, который историки считают одним из важнейших эпизодов Великой Отечественной войны. Тогда около 28 тысяч советских солдат прямо с парада отправились на передовую
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Додон выдвинул кандидата на пост премьера Молдавии

        Виктор Топоров

         
        Виктор Топоров (1946) - главный питерский критик-скандалист. Самая известная книга его так и называется - «Записки скандалиста». Переводчик поэзии и прозы. Автор теории «плохого перевода». Топоров – серый кардинал издательства «Амфора», главный локомотив издательства «Лимбус Пресс» и премии «Национальный бестселлер». Действительный член Академии российской современной словесности. Боятся Топорова все – и правые, и левые, «свои» и тем более чужие.

        Мнения

        Андрей Колесник
        Все больше признаков того, что Запад выбрал Калининградскую область как пилотный регион для идеологической обработки российского населения. Географическую удаленность региона от основной территории России хотят превратить в отделенность духовную, а если удастся, и политическую.
        Обсуждение: 5 комментариев

        Геворг Мирзаян
        Президент Эво Моралес, сделавший много хорошего для Боливии, решил, что достоин оставаться ее главой на четвертый срок. Однако народ, математика и конституция страны с ним не согласились.
        Обсуждение: 19 комментариев

        Кот Скрипаля
        Чего боится «Аэрофлот»? Что котик откроет ящик Пандоры, и завтра из него в аэропорты хлынут бабки с козами и дедки с гусями? Кого защищает компания, похоже, решившая приравнять себя к государству? Карающий меч правосудия, санкции с лишением бонусных миль и прочим поражением пассажиров в правах – авиакомпания неожиданно соединила в себе и законодательную, и исполнительную, и судебную власть.
        Обсуждение: 88 комментариев

        Анна Долгарева
        Если бы историка Соколова посадили раньше – а того, что ему приписывают, хватало на срок – то, возможно, осталась бы жива нынешняя жертва. Если бы жертвы домашнего насилия не забирали заявления, скольких смертей вообще удалось бы избежать.
        Обсуждение: 16 комментариев

        Сергей Мардан
        Пока российская правоохранительная система не начнет доводить коррупционные дела до конца, а концом может быть только полное «обнуление» экономического состояния фигурантов, уровень коррупции снижаться не начнет.
        Обсуждение: 31 комментарий

        Никита Коваленко
        В первой экономике Европы скоро смена власти, вторая зависла в процессе Брексита, третью сотрясают протесты «Желтых жилетов», четвертая почти ежегодно меняет правительства, а пятую теперь вот раздирает не только сепаратизм, но и кризис власти.

        Елена Кондратьева
        Отстаньте от грудного вскармливания и молодых матерей. Не надо воспевать лактацию, не надо ходить с голой грудью и висящей на ней ребенке в общественных местах. Вы, возможно, расширяете своим подвигом норму, но при этом создаете ненужный ажиотаж вокруг этой темы и собственного младенца.
        Обсуждение: 69 комментариев

        Сергей Худиев
        На религиозные сообщества оказывается огромное давление с тем, чтобы заставить их принять либеральную повестку дня. В отличие от большевиков, которые стремились просто и грубо физически уничтожить Церковь, основная стратегия либералов состоит в растлении ее изнутри.
        Обсуждение: 69 комментариев

        Николай Гурьянов
        Грудное вскармливание – это максимально красиво. Насколько красивыми вообще могут быть явления. И кажется невероятным, что у кого-то этот процесс может вызывать неприятие и даже желание запретить его.
        Обсуждение: 99 комментариев

        Андрей Манчук
        В Ливане уже несколько недель продолжаются массовые протесты под социальными лозунгами. Их уникальность в том, что протесты объединили практически все политические, конфессиональные и этнические силы этой маленькой странной страны.
        Обсуждение: 18 комментариев

        Виктор Топоров: Простые ответы

        2 февраля 2008, 12:01
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Каждая новая книга Владимира Шарова становится событием. Пусть и для тонкого, слишком тонкого слоя посвященных. Но даже в этом узком кругу число восторженных поклонников и яростных ненавистников едва ли не одинаково.

        Строго говоря, роман «Будьте как дети» назвать книгой еще нельзя. Он только что опубликован в «Знамени» (№1–2) и лишь какое-то время спустя должен выйти в «Вагриусе». Издательская судьба книг Шарова складывается трудно, писатель он вызывающе некоммерческий – и хотя бы поэтому вынужденно «толстожурнальный».

        Дебютировал он в «Урале», второй (и, на мой взгляд, по-прежнему остающийся непревзойденным) роман «Репетиции» опубликовал в «Неве», третий – в «Новом мире» (в связи с этой публикацией разразился скандал), после чего перешел в «Знамя», где и напечатал за тринадцать лет четыре романа.

        Новомирский скандал пятнадцатилетней давности весьма показателен. Роман «До и во время», как каждое художественное произведение Шарова, представляет собой то ли аутентичный апокриф, то ли интеллектуальную игру в апокриф. А в «Новом мире» образца 1993 года правили бал воцерковленные кликуши («новые христианки», как их насмешливо называли), стремившиеся быть святее Патриарха Всея Руси.

        «Шаров пишет очень хорошо – сухо и цепко. И стиль его, и метод сюжетосложения давно уже стали предметом для подражания»

        В очередном «евангелии от Шарова» их возмутила сатанинская (как им примстилось) дерзновенность замысла, хотя критические стрелы были пущены по куда более безобидным мишеням: под обстрел попали «эклектическая мешанина» и «гиперэротизм», якобы присущие шаровской прозе.

        В «Знамени» на вещи смотрят проще: роза – это роза, а проза – это проза. Поэтому «некоммерческий» Шаров пришелся здесь ко двору.

        Сам писатель смотрит на вещи сложно. Я бы даже сказал, избыточно сложно: в какой-то миг перегруженные опорные конструкции каждого из его романов начинают опасно прогибаться («поют стропила – а поют они перед тем, как рухнуть»), хотя всякий раз всё же в конце концов выдерживают. Да ведь и лукавый искушает «до последней прямоты» – иначе само искушение (и душевное испытание) обернулось бы притворством!

        А опасностям упрощения писатель посвятил как раз рецензируемый роман. Евангельское «Будьте как дети» оборачивается здесь крестовым походом детей 1212 года, раз за разом сознательно повторяемым и разыгрываемым уже в новейшее время – и всё с теми же трагическими последствиями: малолетних крестоносцев (тех из них, кто не погибнет в пути) в лучшем случае продают в рабство, тогда как в худшем речь идет о смерти души.

        В крестовый поход детей идет малочисленный народ Севера – енисейские самоеды или энцы; идут, вдохновленные впавшим в детство Лениным и безропотно выполняющим его указания Дзержинским, армии беспризорников; идут московские интеллектуалы «из бывших»; идут «полумонахини-полублудницы»; идут закоренелые душегубы, не желающие оставаться христопродавцами; идут латышские стрелки; идут белые и красные; идут одурманенные привозной водкой и доморощенными мухоморами шаманы из дельты Лены; идет, разумеется, и сам Ленин… Идут, потому что нет ничего прелестнее (в религиозном смысле), чем простые ответы!

        Однажды, будто вторя Ленину, Никодим заговорил о том, что революция, ее цель и смысл – возвращение в детство. Люди безмерно устают от сложности жизни, от тысяч и тысяч лазеек, закоулков и тупиков, в которых хоронится грех и откуда его ничем не выкорябаешь. Не сразу, но они приходят к выводу, что единственное назначение сложности как раз в этом – укрывать, давать приют злу, и, пока ее не разрушишь, о спасении нечего и думать.

        Революция есть попытка вновь жестко разделить добро и зло, сделать мир столь же простым и ясным, что и до грехопадения. Отсюда чувство правоты, радость, восторг, ликование, которые, несмотря на все бедствия, все страдания, она рождает в людях. Нечто подобное в те годы я уже слышал, удивляла лишь печаль, раскаянье в голосе нашего батюшки.

        Я знал, что отец Никодим никогда революцию не поддерживал и с ней не сотрудничал, но теперь его можно было понять так, что и враги революции были из того же детского лагеря, и грех, что лежал на них, едва ли был меньшим. В семнадцатом году прежний мир разрушился, в одночасье сошел на нет. Выстоять у него не было ни единого шанса, потому что революция всем и каждому предложила нечто, поразительно похожее на Господень Рай. Тебе была обещана жизнь, лишенная порока, жизнь без искушений, без мук, без сомнений. Счастливое, радостное время – ведь если ты верил, был предан и исполнителен, ты знал, что, что бы ни делал, вины твоей ни в чем нет. Это и вправду был хороший, искренний мир, мир молодости и энтузиазма. Вера экономила тебе несметное количество сил, ты был буквально переполнен ими, и оттого всё в тебе пело, и жить было легко.

        Шаров пишет о homo sapiens – и для homo sapiens
        Шаров пишет о homo sapiens – и для homo sapiens

        У каждого из крестовых походов детей (а в романе все они сплетены в рыхловатый, но прочный сюжетный узел) имеется свой вдохновитель, свой маленький мессия – и он обязательно является страшным грешником, да и сам поход затевается (когда им самим, когда его адептами) едва ли не единственно затем, чтобы замолить его грех. Однако лжемессии не выдерживают, всякий раз совершая смертный грех самоубийства (или уходя из жизни в обстоятельствах, к самоубийству приближенных). Что, впрочем, наполняет души крестоносцев новым благоговением: ведь в обстоятельствах, приближенных к самоубийству, ушел из жизни и сам Спаситель… А что до избиения младенцев, то прецедент имеется и тут.

        В этом романе о духовной жизни, начинающейся с отказа от радостей жизни плотской (хотя и не исключающей их полностью), и о религиозной жизни как о единственно возможной форме жизни духовной, Русская православная церковь (как, впрочем, и едва ли не все остальные конфессии) не то чтобы поставлена под сомнение, но словно бы вынесена за скобки – как институция и институт, тогда как Раскол описан как еще одно – не первое и не последнее – грехопадение. Герои романа (в котором, впрочем, с большой симпатией изображены староверы) являются – понимают они это сами или нет – сектантами и, с ортодоксальной точки зрения, разумеется, еретиками. Так, кстати, дело у Шарова обстоит всегда – и в «Новом мире» он, конечно же, не прижился неспроста. Как не приживаются ни в европейской России царского времени, ни в советской, ни в постсоветской Москве шаровские протагонисты.

        У читателя может создаться впечатление, будто я рецензирую религиозный трактат, однако оно будет ложно. Перед нами полнокровный роман – с метаниями, обретениями и утратами, с любовью и ревностью, с грустью и нежностью (как сказано у Бродского про сумасшедший дом), с сумасшедшим домом, с тюрьмой, с пресс-хатой в тюрьме и с градом Китежем, воздвигнутым в три топора двумя учеными и художником посреди непроходимых болот где-то на краю Валдайской возвышенности.

        Перед нами роман, в котором юродивая вымаливает у Бога не жизни, но скорой смерти для некоей ангелоподобной девочки; безутешная мать пускается во все тяжкие – не мстя Господу, но «оправдывая» задним числом немыслимую кару; гимназистка на исповеди практически сводит с ума обоих своих духовных отцов – садиста и мазохиста; горстка полунищих интеллигентов живет в брежневской Москве коммуной на деньги популярного поэта-песенника; беглый каторжник становится героем войны и фактическим правителем обширного сибирского края, но, случайно убив губернатора, вновь пускается в бега и в конце концов превращается в вождя и вероучителя целого племени; гениальный и явно сумасшедший учитель читает вдохновенные лекции в школе для умственно отсталых, а инспектирует его душевнобольной повествователь, по прихоти судьбы и по приятельской протекции получивший в постперестроечную пору должность смотрителя учебных заведений в Ульяновске – ту же самую должность, которую когда-то занимал в Симбирске Илья Ульянов. Отец Володи!

        Шаров пишет очень хорошо – сухо и цепко. И стиль его, и метод сюжетосложения давно уже стали предметом для подражания. Влияние Шарова можно усмотреть и в раннем (и лучшем) романе Дмитрия Быкова «Оправдание», и в совсем недавнем «Библиотекаре» Михаила Елизарова, и в творчестве Михаила Шишкина в целом. Пятидесятипятилетний Шаров, безусловно, живой классик.

        Великого романа (который я нагадал ему 17 лет назад в связи с «Репетициями») он, правда, так и не написал. Хотя и повесть «Мне ли не пожалеть», и рецензируемый роман «Будьте как дети» находятся где-то на грани. То есть пронзительность повести плюс масштабность романа и обеспечили бы (методом не сложения, но умножения) искомый кумулятивный эффект – но этого, увы, всё же не произошло.

        Пока не произошло.

        Шаров пишет о homo sapiens – и для homo sapiens. Это не только некоммерческий, но и непростой путь.

        Но ведь простых путей – как и простых ответов – на самом деле не бывает. А если они порой и находятся (и те, и другие), то ведут – и заводят – куда-то не туда.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Забудьте про Кёнигсберг

        Андрей Колесник, ветеран спецназа ВМФ, депутат Госдумы VI созыва, депутат Калининградской облдумы
        Все больше признаков того, что Запад выбрал Калининградскую область как пилотный регион для идеологической обработки российского населения. Географическую удаленность региона от основной территории России хотят превратить в отделенность духовную, а если удастся, и политическую. Подробности...

        Из госпереворота в Боливии надо сделать правильные выводы

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Президент Эво Моралес, сделавший много хорошего для Боливии, решил, что достоин оставаться ее главой на четвертый срок. Однако народ, математика и конституция страны с ним не согласились. Подробности...
        Обсуждение: 15 комментариев

        «Аэрофлот» заболел болезнью Наполеона

        Кот Скрипаля, Нэш Ван Дрейк, невинно убиенный кот бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля
        Чего боится «Аэрофлот»? Что котик откроет ящик Пандоры, и завтра из него в аэропорты хлынут бабки с козами и дедки с гусями? Кого защищает компания, похоже, решившая приравнять себя к государству? Карающий меч правосудия, санкции с лишением бонусных миль и прочим поражением пассажиров в правах – авиакомпания неожиданно соединила в себе и законодательную, и исполнительную, и судебную власть. Подробности...
        Обсуждение: 63 комментария

        Соколова надо было посадить в 2008 году

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Если бы историка Соколова посадили раньше – а того, что ему приписывают, хватало на срок – то, возможно, осталась бы жива нынешняя жертва. Если бы жертвы домашнего насилия не забирали заявления, скольких смертей вообще удалось бы избежать. Подробности...
        Обсуждение: 15 комментариев

        Почему чиновники перестали бояться тюрьмы

        Сергей Мардан, публицист
        Пока российская правоохранительная система не начнет доводить коррупционные дела до конца, а концом может быть только полное «обнуление» экономического состояния фигурантов, уровень коррупции снижаться не начнет. Подробности...
        Обсуждение: 31 комментарий

        Испания подложила под Европу очередную мину

        Никита Коваленко, политический обозреватель
        В первой экономике Европы скоро смена власти, вторая зависла в процессе Брексита, третью сотрясают протесты «Желтых жилетов», четвертая почти ежегодно меняет правительства, а пятую теперь вот раздирает не только сепаратизм, но и кризис власти. Подробности...

        Отстаньте от кормления грудью и займитесь психиатрией

        Елена Кондратьева, журналист
        Отстаньте от грудного вскармливания и молодых матерей. Не надо воспевать лактацию, не надо ходить с голой грудью и висящей на ней ребенке в общественных местах. Вы, возможно, расширяете своим подвигом норму, но при этом создаете ненужный ажиотаж вокруг этой темы и собственного младенца. Подробности...
        Обсуждение: 69 комментариев

        Того, кто уходит, надо отпускать

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        На религиозные сообщества оказывается огромное давление с тем, чтобы заставить их принять либеральную повестку дня. В отличие от большевиков, которые стремились просто и грубо физически уничтожить Церковь, основная стратегия либералов состоит в растлении ее изнутри. Подробности...
        Обсуждение: 69 комментариев

        Общество должно быть толерантно к публичному кормлению грудью

        Николай Гурьянов, журналист
        Грудное вскармливание – это максимально красиво. Насколько красивыми вообще могут быть явления. И кажется невероятным, что у кого-то этот процесс может вызывать неприятие и даже желание запретить его. Подробности...
        Обсуждение: 99 комментариев

        Арабская весна может грянуть и в ноябре

        Андрей Манчук, политолог
        В Ливане уже несколько недель продолжаются массовые протесты под социальными лозунгами. Их уникальность в том, что протесты объединили практически все политические, конфессиональные и этнические силы этой маленькой странной страны. Подробности...
        Обсуждение: 18 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............