Взгляд
16 января, суббота  |  Последнее обновление — 02:31  |  vz.ru
Разделы

Мы знаем о Казахстане далеко не всё

Тимофей Бордачёв
Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
Пока большинство эмоциональных всплесков у наших казахстанских друзей было связано с Китаем. Пекин в Казахстане постоянно подозревают в скрытых поползновениях на казахстанские территории. Однако в этот раз основное внимание было привлечено к территориальным отношениям с Россией. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Когда рухнет Америка

Дмитрий Юрьев
Дмитрий Юрьев, политолог
Нас ждут времена не просто тяжелые, а небывало тяжелые. Утратившая самоконтроль, деградирующая, наглая, внутренне единая новая Америка стоит у нашего порога как стадо восставших зомби. Подробности...
Обсуждение: 87 комментариев

Как Германия превратилась в арену уличной войны

Тимур Шерзад
Тимур Шерзад, журналист
15 января 1919 года произошло жестокое убийство двух лидеров германских марксистов – Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Фрайкоровцы избили их прикладами, расстреляли в упор и выбросили в реку. Событие еще пару лет назад было немыслимым. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Умер создатель «Ералаша» Борис Грачевский

Художественный руководитель детского юмористического киножурнала «Ералаш» Борис Грачевский, с конца прошлого года боровшийся с COVID-19, умер на 72-м году жизни. Коллеги отмечают, что с его смертью ушла целая эпоха и высказывают надежды на сохранение «Ералаша»
Подробности...

Капитолий превратился в казарму Нацгвардии США

Палата представителей США рассматривает вопрос об импичменте президенту Дональду Трампу. А в это время коридоры Капитолия заполнили бойцы Национальной гвардии. Однако обстановка спокойная и сотни мужчин в камуфляже и с огнестрельным оружием разлеглись на полу, занимаясь своими делами. Многие спят
Подробности...

Сторонники Трампа разгромили Капитолий

Многочисленные сторонники президента США Дональда Трампа взяли в среду штурмом Капитолий и устроили в нем погром. Стражи правопорядка с трудом вытеснили активистов за пределы парламента. В результате столкновений есть погибшие и раненые. Для многих наблюдателей эти события стали предвестником гражданской войны
Подробности...
17:52
собственная новость

Девять школ искусств Якутии оснастят в 2021 году в рамках нацпроекта «Культура»

Более 47,8 млн рублей получат девять районных детских школ искусств Якутии на оснащение музыкальными инструментами, оборудованием и учебными материалами в рамках федерального проекта «Культурная среда» национального проекта «Культура» в 2021 году, сообщила пресс-служба Минкультуры Якутии.
Подробности...
11:55

В Якутии по нацпроекту решили открыть девять модельных библиотек

В Якутии выбрали девять библиотек, которые в этому году приобретут статус модельных по национальному проекту «Культура».
Подробности...
17:54

В шести горных селах Дагестана отремонтировали дома культуры

Дома культуры в шести горных селах Дагестана капитально отремонтировали в 2020 году по нацпроекту «Культура». Два из них уже открылись после капремонта, остальные планируется открыть до конца декабря, сообщила врио министра культуры Дагестана Зарема Бутаева.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: S&P подтвердило суверенный рейтинг России на инвестиционном уровне

    Главная тема


    "Северный поток – 2" поставил Байдена в трудное положение

    открытое небо


    США потребовали от европейских участников ДОН данные мониторинга за территорией России

    мнение медиков


    Врачи прокомментировали видео с конвульсиями американки после вакцины от COVID-19

    запрещенные артисты


    Литва назвала Киркорова и Шуфутинского инструментами российской пропаганды

    Видео

    Гайдаровский форум


    Чубайс выступил за современную концепцию либерального развития

    борьба за власть


    Эксперт сказал, к чему приведет попытка объявить импичмент Трампу

    цепь революций


    «Арабская весна» рискует повториться из-за русского хлеба

    Киев — Кишинев


    Стратегическое партнерство Молдавии и Украины грозит России новым кризисом

    референдум-провокация


    Идея воссоединиться с Россией вызвала политическую бурю в Эстонии

    казахстанские друзья


    Тимофей Бордачёв: Мы знаем о Казахстане далеко не всё

    тяжелые времена


    Дмитрий Юрьев: Когда рухнет Америка

    германские марксисты


    Тимур Шерзад: Как Германия превратилась в арену уличной войны

    на ваш взгляд


    Когда вы убираете из квартиры новогоднюю елку?

    Дмитрий Бавильский: Поколение Барселоны

    6 сентября 2005, 11:28

    Подводя итоги литературного сезона, «Коммерсант» обнародовал чертову дюжину самых перспективных писателей до сорока лет. Именно эти «молодые» определяют сегодня лицо русской словесности

    Если отбросить имена-бренды писателей «старшего» поколения (все они - от Пелевина и Сорокина до Битова и Улицкой стали известны в иной социокультурной ситуации), то окажется, что именно эти «молодые» определяют сегодня лицо русской словесности.

    Судите сами. Список, составленный Лизой Новиковой, открывают Андрей Геласимов (1966) и Юлия Латынина (1966), продолжают Дмитрий Быков (1967) и Евгений Гришковец (1967). Есть в нем Антон Уткин (1967) и Анна Матвеева (1972), совсем недавно прозвучавшие Майя Кучерская (1971) и Роман Сенчин (1971), поэт Глеб Шульпяков (1974) и Гаррос с Евдокимовым (1975). Список заканчивается открытыми премией «Дебют» Аркадием Бабченко (1977) и Сергеем Шаргуновым (1980).

    Лично мне не хватило в этом списке Олега Постнова и вечно молодой Веры Павловой, Павла Крусанова и Ильи Стогова. Сергея Болмата и Маргариты Меклиной. Впрочем, книжный обозреватель «Коммерсанта» имеет право на избирательность: ведь подводятся итоги конкретного периода, в котором Постнов и Болмат молчали, а, например, Стогов продолжал разбазаривать свои многочисленные таланты. Зато блистательный Вадим Темиров выпустил потрясающий дебютный сборник «Листая», который в силу головокружительно-экспериментальной породы мало кто заметил и оценил.

    Эти выросли, взошли на рубеже на острие двух миров – одной ногой в прошлом, другой в настоящем и, возможно, будущем

    Разумеется, писатели в дюжине собрались самые разные. И мало чего общего можно найти между высоколобым эстетом Шульпяковым, что слова в простоте не скажет, и, например, Аркадием Бабченко − автором пронзительных физиологических очерков о Чеченской войне, между новым сентиментализмом Гришковца и экономическими расследованиями Латыниной. Однако едва уловимые связи между всеми вышеперечисленными все-таки есть. Имеются. Скорее психологические, а не эстетические. И иначе как п о к о л е н ч е с к и м и их назвать трудно.

    Люди, родившиеся во второй половине 60-х и в первой половине 70-х, - возможно, единственное поколение, которое сформировалось в той, п р е ж н е й жизни, однако сохранило силы и активно осваивает жизнь н о в у ю. Когда детство-отрочество-юность прошли при большевиках, когда перестройку встретили на пороге физической и интеллектуальной зрелости и вошли в новый век на пике своей формы. С равным рвением осваивая капитализм и компьютер.

    Родись ты чуть раньше или чуть позже, тонкий баланс внутреннего соотношения был бы нарушен: чуть больше советского, как у тех, кому за сорок («дворники и сторожа», воспитавшие эзотеричных восьмидерастов), или же, наоборот, чуть меньше («кто такой дедушка Ленин?») - и ты принадлежишь уже совершенно к иной формации.

    А эти выросли, взошли на рубеже на острие двух миров – одной ногой в прошлом, другой в настоящем и, возможно, будущем. Всегда между. Чуть-чуть в стороне. Невидимые наблюдатели. Незаметное поколение, растворенное в своей собственной жизни, не рвущееся (за исключением парочки горланов-главарей) на социальные баррикады, но занимающееся обустройством личного пространства.

    Последнее лето детства выпало на дефолт 1998 года - именно этот короткий, как бабье лето, интеллектуальный Ренессанс девяностых, когда вдруг стало видно во все стороны света, оказался моментом вхождения во взрослую жизнь. В серьезную литературу. Избыточные, барочные, драйвовые девяностые навсегда зарядили энергитические батарейки поколения, на чью пору пришлись все возможные внутренние и внешние сломы, которые не сломали нынешних околосорокалетних, но, напротив, закалили их. Стало ясным, что русские горки общественного развития (режимы влажности постоянно меняются) – это одно, а твоя приватная жизнь – совершенно другое. Поэтому, чтобы ни происходило, мы всегда остаемся спокойными. Немного отчужденными. Люди, предпочитающие слушать музыку в наушниках хорошего качества. Из таких хорошо выходят серые кардиналы.

    Евгений Гришковец
    Евгений Гришковец
    Незаметные и незаменимые, сорокалетние первыми в полном (наиболее возможном) объеме получили возможность осуществления личных свобод. Первыми пересели за компы и BMW и выехали за пределы Болгарии. Они есть и их нет, так как каждый занят собой и своим собственным делом. Оттого и объединяться сложно, всяк сам себе хозяин.

    Быков как-то написал, что не любит слово «поколение». А кто любит свои собственные отражения? Однако это не мешает однополчанам понимать друг друга с полуслова. С полувзгляда. Все подтексты и недоговоренности. Вежливые, культурные, рассуждающие обо всем с прохладцей, без особых провалов (нарывов и надрывов, которые кажутся дурным тоном) и без особенных прорывов вверх, так как время еще не пришло? Проза – опыт потерь, так что придет еще.

    Вот и литература у них выходит такая – спокойная, беспафосная, с вниманием к сюжету (форма писательской вежливости), без экспериментальной наглости. Потому что эти новые умные никого не собираются учить, в лучшем случае – делиться своим опытом с тем, кто захочет.

    Сюжетная проза – первый признак социальной вменяемости и внутреннего покоя, психологической нормы. Проще дать читателю сюжет, чем объяснить, что все фабульные навороты – пустое означающее и демонстрация авторского своеволия: что хочу ворочу и своя рука владыка. Однако ничего общего с коммерческим чтивом и трешем (на буржуев смотрим свысока): при всей кажущейся доступности у новых умных все всегда на особицу, с легкой придурью в качестве приправы. С этакой конвенциональной странностью.

    Но при всем внешнем конформизме (Вы хочите песен? Их есть у меня.) сломать или приручить таких людей невозможно. Во-первых, жизнь научила гибкости, во-вторых, когда на твоих глазах оценки меняются на прямо противоположные, ты научаешься доверять только себе. Становишься зело толерантным, так как, по большому счету, тебя это не касается. В-третьих, это последнее поколение, обладающее идеалами. Ведь воспитывались они в жесткой системе вертикали, а потом, когда структуры ценностей сформировались, были отпущены на свободу.

    Новые умные слушали ни к чему не обязывающую музыку типа Pet Shop Boys и Depeche Mode, Мадонны или Энн Леннокс.
    Новые умные слушали ни к чему не обязывающую музыку типа Pet Shop Boys и Depeche Mode, Мадонны или Энн Леннокс.

    Так постмодерн оказывается защитной маской стихийного романтика, ведь мизантроп и есть такой романтик-идеалист, который зол на людей только потому, что не может простить им и себе всеобщего несовершенства. Новые умные невероятно сентиментальны, да только никогда в этом никому не признаются: что нам Гекуба? У каждого в шкафу своя спрятана... В новых умных живет неизбывный романтизм, правда, придавленный прагматизмом, но ведь мы же все родом из детства, предать которое невозможно.

    Легче всего проследить собственные предпочтения по музыкальным пристрастиям. Социально заряженный рок питерского и ебургского разлива оставлял равнодушным. Попсы еще практически не существовало. Новые умные слушали ни к чему не обязывающую музыку типа Pet Shop Boys и Depeche Mode, Мадонны или Энн Леннокс. Музыку, которая меньше раздражает, которую всегда можно безболезненно выключить.

    Девяностые начались для нас на два года позже – с барселонской Олимпиады. С диска, записанного Фредди Меркури и Монтсеррат Кабалье, оптимистического и гуманистического гимна жизни и миру во всем мире. Объединительная «Ода к радости», почти ведь Девятая Бетховена.

    Никогда еще не дышалось так легко и свободно, никогда еще ожидания не были такими светлыми и радужными. Большая история закончилась, автор умер, но дело его живет, перманентно прирастая интеллектуальным потенциалом. Деррида в каждой книжной лавке, Дэвид Линч по телевизору. Ешь - не хочу. Главное – чтобы был аппетит. А аппетит был...

    Он и умер-то тогда как знак того, что праздник закончился. Очень символично умер
    Он и умер-то тогда как знак того, что праздник закончился. Очень символично умер
    К Олимпиаде в Барселоне западная цивилизация достигла своего ослепительного пика мощи и красоты музыки, которую написал для нее смертельно больной Меркури. Он и умер-то тогда как знак того, что праздник закончился, наступили будни, детство кончилось когда-то, ведь оно не навсегда. Очень символично умер, да. Когда маятник качнулся в другую сторону.

    Маятник качнулся, но память об этом прерванном полете осталась. Солнечная и космополитичная Барселона для меня до сих пор – лучший город земли. На горе Монжуик с видом на Саграда Фамилиа, между олимпийским стадионом и фундасио Хуана Миро, я оставил свое сердце. Мы все оставили. Даже если кто и не был. Потому что стоит зазвучать первым аккордам с т о й пластинки, и ты словно подключаешься к невидимому Интернету, который связывает тебя со «своими».

    Разные, слишком разные, автономные – и это самый верный признак нынешних сорокалетних. Все и всё противится объединению. Вероятно, и Барселона у каждого своя. Оттого и не настаиваю. Важна же не конкретика, а вектор развития стороннего взгляда, птицей или дымом наблюдающего за жизнью с высоты птичьего полета.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •