17 октября, среда  |  Последнее обновление — 21:04  |  vz.ru
Разделы

Трагедия в Керчи. Чего ждать дальше?

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Осмысливая этот печальный и – увы – знакомый по обширному предыдущему опыту алгоритм, я вдруг подумала, что трагедии и несчастья определяют нас в не меньшей, а возможно, даже в большей степени, чем радостные события. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Нас пытаются превратить в ацтеков, чтоб было не жалко бомбить

Денис Тукмаков, журналист газеты «Завтра»
Это не просто «изоляция» или «санкции» – плевать бы на них. Это именно расчеловечивание. Объявление нас – всех-всех, таких разных, «советских» и «антисоветских» – вне человеческого закона. Что ответить на это? Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Не только новые аэропорты, но и аттракцион для всей страны

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Поколение тридцатилетних kid-adults, которые ментально остались тринадцатилетними бунтарями с задней парты, вдруг вспомнило про Егора Летова и предлагает назвать омский аэропорт Letov. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

    В керченском колледже сработало взрывное устройство

    На первом этаже политехнического колледжа Керчи – в столовой – прогремел взрыв. В обеденное время там находились десятки человек. По предварительным данным, погибли не менее десяти человек, порядка полусотни ранены. В качестве причины взрыва называется неустановленное взрывное устройство
    Подробности...

    «Союз» с космонавтами не долетел до МКС

    Во время старта с Байконура ракеты «Союз-ФГ» с кораблем «Союз МС-10» с космонавтами произошла авария носителя. Членам нового экипажа МКС пришлось совершить аварийную посадку в Казахстане. Космонавт Алексей Овчинин и астронавт Ник Хейг не пострадали
    Подробности...

    Умерла Монсеррат Кабалье

    В Барселоне на 86-м году жизни скончалась всемирно известная оперная певица Монсеррат Кабалье. Она до последних дней продолжала выступать на сцене. С самого начала карьеры ее любили за яркий голос и характерную манеру исполнения
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Десять раненых в Керчи до сих пор не удалось опознать

        Дмитрий Бавильский

         
        Дмитрий Бавильский (1969) закончил Челябинский университет. Сначала стал известен как литературный критик, затем как автор многочисленных романов («Семейство паслёновых», «Едоки картофеля», «Ангелы на первом месте», «Нодельма»), переведенных на многие европейские языки. Действительный член Академии российской современной словесности, много сил положивший на борьбу с шестидесятниками и постмодернизмом. Несмотря на записной мизантропизм, добрый и отзывчивый, в сущности, автор, ратующий за «правильную искренность» в искусстве.

        Мнения

        Ирина Алкснис
        Осмысливая этот печальный и – увы – знакомый по обширному предыдущему опыту алгоритм, я вдруг подумала, что трагедии и несчастья определяют нас в не меньшей, а возможно, даже в большей степени, чем радостные события.
        Обсуждение: 5 комментариев

        Денис Тукмаков
        Это не просто «изоляция» или «санкции» – плевать бы на них. Это именно расчеловечивание. Объявление нас – всех-всех, таких разных, «советских» и «антисоветских» – вне человеческого закона. Что ответить на это?
        Обсуждение: 17 комментариев

        Игорь Мальцев
        Поколение тридцатилетних kid-adults, которые ментально остались тринадцатилетними бунтарями с задней парты, вдруг вспомнило про Егора Летова и предлагает назвать омский аэропорт Letov.
        Обсуждение: 17 комментариев

        Екатерина Ракитина
        Тоска по вымыслу, над которым можно, по словам классика, облиться слезами, была утолена на излете советской истории. Этого никто не ожидал.
        Обсуждение: 9 комментариев

        Василий Авченко
        Пророческий потенциал Лагутенко очевиден, но расшифровываются его предсказания задним числом, поначалу представляясь сумбурным набором фраз. Когда чайки вдруг запели на знакомом языке, к ним следует прислушаться.
        Обсуждение: 14 комментариев

        Егор Холмогоров
        Разрыв евхаристического общения Московского и Константинопольского патриархатов породил легкую панику: «Если мы разорвали с главным православным патриархом мира, то мы теперь не православные? А тогда кто?»
        Обсуждение: 44 комментария

        Александр Чаусов
        Есть подозрение, что население в Хакасии несколько устало от политических маневров и бесконечных ожиданий «второго тура» , а голосовать будет с поправкой на этот психологический настрой.
        Обсуждение: 4 комментария

        Лев Пирогов
        Был в «святые девяностые» такой «арт-проект»: ездили по кладбищам, находили толпу возле свежей могилы, выпускали из машины голую девицу, фотографировали её на фоне похорон и сматывались. «Интересный контраст».
        Обсуждение: 15 комментариев

        Андрей Медведев
        Из того, как развивалась наша история, следует простой вывод – «глушилки» не работают. Люди начинают страшно хотеть узнать, что же такое говорят на этом ужасном русском, насквозь лживом кремлевском канале.
        Обсуждение: 10 комментариев

        Сергей Худиев
        Если кто-то заявляет, что Бог вручил ему власть командовать и вами, и всем православным миром, вы можете или поверить и покориться, или сказать наконец свое окончательное «нет».
        Обсуждение: 43 комментария

        Дмитрий Бавильский: По понятиям

        18 июля 2005, 17:45
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Проект Бориса Акунина «Жанры» – тупик или начало новой литературы? Некоторое время назад стала очевидной исчерпанность детективной стратегии Бориса Акунина. Романы про Фандорина стали выходить реже, а потом и вовсе иссякли.

        Хотя, возможно, лишь на время, так как обязательства перед издателем остались. Монашка Пелагея из серии «Провинциальный детектив» выдохлась на третьей книжке.

        Именно она, «Пелагея и красный петух», нарушала главные законы детективного жанра, ибо в финале ее возникали мистические события, несовместимые с причинно-следственным характером такого рода литературы. Детектив базируется на постепенной разгадке преступления, здесь логика важнее смысла. А когда в сюжет вмешиваются потусторонние силы... Это уже не детектив, а нечто иное.

        Честно говоря, я тогда обрадовался наглому нарушению канона: в этом выходе за границы принятого сквозил свет. Казалось, что Акунину надоела маска беллетриста, несерьезного развлекателя, оперирующего готовыми блоками. Маска беллетриста правильна и важна, если с пафосом бороться, но быть только поп-исполнителем? Скучно... Неужели, думал я, Акунина не волнует проблема «второго президентского срока», удобного для того, чтобы след в истории оставить?

        Для этого, всего-то, нужно «нормальный» роман написать. Техникой Акунин владеет блестяще, мессаджи (что сказать!) имеет... Осталась малость – написать нечто такое про современность (серьезный писатель именно современным материалом проверяется), чтобы публика воскликнула - вот он, новый Толстой явился. Или Тургенев. Или Достоевский...

        Тем более, что были у Акунина современные главы – в «Алтын-Толобасе» и во «Внеклассном чтении» исторические эпизоды сочетались и гармонировали с эпизодами из самой что ни на есть горячечной действительности нашей. Вот-вот, еще бы шаг, и...

        Но вместо этого Борис Акунин затеял проект «Жанры», в рамках которого создал серию книг. Шпионский роман, фантастический роман, детская книжка, приключенческая, возможно, последуют и другие. Исполнены они замечательно (фирма веников не вяжет), но по одному и тому же шаблону.

        В литературоведении существует понятие «память жанра»: каждый жанр, будь то производственная пьеса или любовное стихотворение, роман воспитания или басня, обладает определенным набором признаков. Для того, чтобы текст опознавался как «роман карьеры» или «эстрадная песня», он должен все эти признаки содержать.

        Борис Акунин
        Борис Акунин

        На чем весь масскульт и построен – когда на первое место выходит проблема «продать», то очень важно, чтобы товар соответствовал своему собственному позиционированию. Потребитель не простит автора и издателя, если под видом розового «любовного романа» ему всучат эротические похождения или космическую одиссею.

        Успех Донцовой или схожих с ней авторов базируется на четком следовании правилам жанра, шаг влево или вправо схож с предательством. С другой стороны, серьезная литература – это всегда нарушение или, хотя бы, расшатывание канона, попытки совмещать жанровые и сюжетные модели, выстраивать промежуточные схемы. Серьезный автор всегда сидит между нескольких стульев. Он рискует, изобретая велосипед эксклюзивной конструкции. Да, от традиции (всего того, что словесность наработала до твоего появления) не уйти, но важно эту традицию продолжать. А не топтаться на месте.

        Проект «Жанры» и есть топтание на месте, этакое четкое копирование жанровых особенностей шпионской истории или детской книжки, где реальное смешивается с чудесным. Берется отработанный в десятках (сотнях!) копий сюжетный каркас и на него наваливается мясо текста. Что содержится в нем (в тексте) уже неважно, важно лишь не выходить за рамки стереотипа.

        Похожим образом, кстати, строил свои ранние тексты Владимир Сорокин. Каждое свое произведение он начинал в том или ином легко узнаваемом стилистическом ключе (классический дворянский роман или военная, «лейтенантская» проза), чтобы потом, по ходу письма, этот самый заявленный жанр разрушить до основания, а затем...

        А затем возникает то, что литературоведы называют «актуализацией высказывания»: в момент деконструкции становится очевидной надуманность и истертость готовых жанровых блоков. Так, Сорокин освобождает текст от штампов, чтобы на энергии освобождения двигать литературу дальше. Схожим образом, к примеру, построены фильмы Квентино Тарантино и его товарищей, играющих жанровыми несоответствиями. К примеру, «От заката до рассвета» начинается как ковбойский боевик, плавно перетекающий в мистическую драму. Все самое лучшее и смешное в независимом американском кино, связанном с Тарантино, как раз и заключается в нарушении «памяти жанра» и с «актуализацией высказывания».

        Проект «Жанры» явно вышел из Сорокинской шинели. В нем Акунин поступает как истинный концептуалист, работая с существующим в культуре языком, с системой литературных кодов, записанных у читателя на подкорке. Однако истинному концептуалисту подобный эксперимент нужен для выполнения важной культурной работы, Акунин же сводит все к коммерческому предложению идеальной книги. И это очень хорошо для книготорговых сетей – не надо париться с маркетингом. Но хорошо ли это для литературы и для самого литератора?

        Опусы проекта «Жанры», как один, исполнены в технике «Черного квадрата» Малевича, ибо включают все возможные истории и повороты сюжетов, возможные в том или ином жанре. Логически поразмыслить, продолжение невозможно: ниши окончательно заняты, закрыты. Точки поставлены. Именно поэтому интересно посмотреть, что будет дальше. Когда Акунин закроет долги издателям и окажется один на один с логикой собственного развития.

        Напишет ли он «настоящий» роман? Уже не уверен: маска успешного беллетриста настолько прочно приросла к его лицу, что... Хотя, с другой стороны, плох тот писатель, который не мечтает о Нобелевской премии, а ее за поп-достижения не дают. Возьмем деньгами? Но всех денег не заработаешь, и все время щемит в груди фантазия о «гамбургском счете». Без которого автору старой закалки никуда. И никак. Впрочем, возможно, что у Бориса Акунина иные резоны. Он дядька хитрый...

        Куда важнее, как под влиянием проекта «Борис Акунин» изменится литературная реальность. Проект «Жанры» важен свидетельством того, что старая парадигма исчерпана и наступают иные времена. Точно так же, как после «Черного квадрата» изменилась живопись, после «Жанров», этой квинтэссенции концептуализма, поставленного на коммерческий поток, должны произойти сдвиги в литературе.

        Ощущения здесь самые оптимистические, потому что напрашивается аналогия с историей отечественного шоу-бизнеса. Когда в конце 80-х пришел «Ласковый май», то казалось – это конец. Ниже уже нельзя. Нашествие «Ласкового мая» было настолько тотальным и всеобъемлющим, что становилось страшно.

        Ничего, наелись и потребовали продолжения банкета. Дело не исчерпалось одной Аленой Апиной и группой «Комбинация». Постепенно стали появляться все более и более качественные проекты, направленные на разные социальные и культурные группы населения. Шоу-бизнес эмансипировал на наших глазах, усложнялся, рос...

        Я не хочу сказать, что сегодня, двадцать лет спустя после «Белых роз», все на нашей эстраде хорошо, вовсе нет, но тенденция понятна. Налицо усложнение и разброс запросов публики, ставшей привередливой и разборчивой. Пока, конечно, предложение подводит, формируя все еще перекошенный спрос, но от «три кусочека колбаски» мы уже ушли достаточно далеко. Опять же, Земфира...

        Любое сравнение хромает, но иного пути развития у нынешней литературы просто нет. Вот уже и Донцова, «выстреливающая» по книжке в месяц, всех достала, и Маринина куда-то запропастилась, а куда подевалась бешеная популярность «Бешеного»?

        Крупные издательства запускают все новые и новые бренды, каждый из них чуть лучше предыдущего. Каждый из них имеет все больше отношение к технологиям и все меньше к изящной словесности.

        В конечном счете, все разойдутся по разным полюсам, и, верю я, Белинского и Гоголя с базара понесут. Потому что всем остальным накушаются окончательно и бесповоротно.

        В этом, видимо, и заключается тайная миссия Бориса Акунина как проекта. Довести до абсурда, до логического завершения всевозможные жанровые ожидания, дабы на этом освобожденном от литературного мусора месте выросло что-то принципиально иное. Настоящее.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Трагедия в Керчи. Чего ждать дальше?

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Осмысливая этот печальный и – увы – знакомый по обширному предыдущему опыту алгоритм, я вдруг подумала, что трагедии и несчастья определяют нас в не меньшей, а возможно, даже в большей степени, чем радостные события. Подробности...

        Нас пытаются превратить в ацтеков, чтоб было не жалко бомбить

        Денис Тукмаков, журналист газеты «Завтра»
        Это не просто «изоляция» или «санкции» – плевать бы на них. Это именно расчеловечивание. Объявление нас – всех-всех, таких разных, «советских» и «антисоветских» – вне человеческого закона. Что ответить на это? Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        Не только новые аэропорты, но и аттракцион для всей страны

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Поколение тридцатилетних kid-adults, которые ментально остались тринадцатилетними бунтарями с задней парты, вдруг вспомнило про Егора Летова и предлагает назвать омский аэропорт Letov. Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        От чего «Рабыня Изаура» спасла советских людей

        Екатерина Ракитина, к.ф.н., переводчик
        Тоска по вымыслу, над которым можно, по словам классика, облиться слезами, была утолена на излете советской истории. Этого никто не ожидал. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        На материале «Мумий Тролля» нужно защищать диссертации

        Василий Авченко, писатель и журналист
        Пророческий потенциал Лагутенко очевиден, но расшифровываются его предсказания задним числом, поначалу представляясь сумбурным набором фраз. Когда чайки вдруг запели на знакомом языке, к ним следует прислушаться. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Православные в этом конфликте именно мы

        Егор Холмогоров, Публицист
        Разрыв евхаристического общения Московского и Константинопольского патриархатов породил легкую панику: «Если мы разорвали с главным православным патриархом мира, то мы теперь не православные? А тогда кто?» Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        В Хакасии ведется работа над ошибками

        Александр Чаусов, кандидат исторических наук, публицист
        Есть подозрение, что население в Хакасии несколько устало от политических маневров и бесконечных ожиданий «второго тура» , а голосовать будет с поправкой на этот психологический настрой. Подробности...
        Обсуждение: 4 комментария

        Как сделать комедию из блокады Ленинграда

        Лев Пирогов, публицист, литературный критик, главный редактор детского развивающего журнала «Лучик 6+»
        Был в «святые девяностые» такой «арт-проект»: ездили по кладбищам, находили толпу возле свежей могилы, выпускали из машины голую девицу, фотографировали её на фоне похорон и сматывались. «Интересный контраст». Подробности...
        Обсуждение: 15 комментариев

        В мире корпоративного фашизма только одна правда

        Андрей Медведев, Политический обозреватель
        Из того, как развивалась наша история, следует простой вывод – «глушилки» не работают. Люди начинают страшно хотеть узнать, что же такое говорят на этом ужасном русском, насквозь лживом кремлевском канале. Подробности...
        Обсуждение: 10 комментариев

        Раскол неизбежен, но мы знаем, кто победит

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Если кто-то заявляет, что Бог вручил ему власть командовать и вами, и всем православным миром, вы можете или поверить и покориться, или сказать наконец свое окончательное «нет». Подробности...
        Обсуждение: 43 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............