29 августа, понедельник  |  Последнее обновление — 11:52  |  vz.ru

Главная тема


Бойкотом Порошенко Кремль пытается сдвинуть минский процесс с мертвой точки

защита американских авианосцев


Британия направит эсминец в Персидский залив

«никто этого не признает»


Берлин заявил о провале переговоров об «экономическом НАТО»

«Путин показал американцам»


Немецкий политик: Слова Обамы о том, что Россия – это региональная держава, были ошибкой

Армия и вооружение


СМИ США включили российский Т-90 в топ-5 самых мощных танков мира

Военные действия


Летчики ВВС США рассказали об инциденте с сирийскими Су-24

особый случай


Американские ученые предложили взорвать Меркурий

«нет никаких доказательств»


Ассанж: Клинтон целенаправленно нагнетает антироссийскую истерию

после диверсии


Кремль прекратил все контакты с Порошенко

«Будущее в жанре постапокалиптики»


Ирина Алкснис: Украине никак не удается вырваться из неуклонно ухудшающегося «дня сурка»

Вопрос дня


Обсуждается идея назвать Сталинградом волгоградский аэропорт. Хотели бы вы, чтобы ваша улица (город, аэропорт) носили имя Сталина?

Ураном напекло

Мечты некоторых украинских политиков вернуть своей стране ядерный статус вряд ли когда-либо сбудутся

4 апреля 2014, 08:51

Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати

«Украина должна восстановить производство ядерного оружия». Среди лозунгов националистического угара, звучащих сегодня в Киеве, этот стал едва ли не самым громким. Может ли страна, в девяностых годах отказавшаяся от сотен ракет и боеголовок, вновь стать членом элитного ядерного клуба, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Наиболее экзальтированный и воинственно настроенный круг киевской хунты уже несколько раз пробрасывал информацию о возможном изменении неядерного статуса Украины. Все это можно было бы посчитать вообще за шутку, если бы дело не приняло юридический оборот. Трое депутатов Верховной рады (два от «Батькивщины» и один от УДАРа) внесли законопроект о денонсации Украиной Договора о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года, что должно позволить Украине в одностороннем порядке возобновить необходимое производство. Один из депутатов мотивировал свою инициативу именно как «средство самозащиты» от России.

Политически не позволят

Юридическая аргументация, которую все-таки этим людям пришлось приводить, незатейлива: присоединение Крыма означает выход России из Будапештского договора, то есть аннулирование статуса России как гаранта независимости и территориальной целостности Украины. А это автоматически якобы влечет за собой и утрату неядерного статуса Украины, который вроде как был гарантирован тем же Будапештским договором, то есть восстановление ядерного статуса страны.

Сам этот безъядерный статус был тогда, по сути дела, единственным юридическим поводом для признания мировым сообществом (включая Россию) украинского государства в существовавших до последних событий границах. На момент распада Союза в США и Европе возобладало прагматичное мнение о том, что иметь дело с одним ядерным государством – не вполне тогда самостоятельной во многих международных вопросах Россией – куда проще и логичнее, чем как минимум с тремя. Легализация Украины и Казахстана в качестве ядерных держав тогда представлялась шагом в пропасть. Для Украины к тому же отказ от обладания ядерным оружием был оформлен множеством бонусов и «бантиков» в виде отказа от части международного долга СССР, кредитов на развитие и финансирование самого процесса утилизации и передачи ядерного оружия. Если так уж всерьез заняться юридической казуистикой, то можно выяснить, что пересмотр неядерного статуса Украины может поставить под сомнение само существование этого государства как субъекта международного права.

Кстати, Украина, чуть окрепнув, начала пытаться сохранить за собой хотя бы часть средств доставки без самого ядерного оружия. Так, окончательная передача России полка стратегических бомбардировщиков, находившегося во Львовской области, завершилась с большими спорами только в 1999 году.

Но даже если допустить такую юридическую казуистику, важно не забывать самого главного. При всем желании насолить России и Китаю (если допустить, что это главенствующий мотив поведения, хотя это и не совсем так), никто на Западе в здравом уме не пойдет на собственноручное создание в центре Европы еще одного государства – обладателя не только ядерного оружия, но и баллистических средств доставки.

Достаточно вспомнить, что США жестко контролируют развитие ядерных вооружений в Великобритании и Франции. А все попытки других стран стать обладателями такого оружия пресекаются на корню. Обладание ядерным оружием для Израиля, Пакистана и Индии было делом сугубо конспиративным и личным, требовавшим немалых усилий и упорства. А у Южной Африки атомная бомба была демонстративно отобрана в обмен на поддержку режима Нельсона Манделы и Табо Мбеки и миллиардные денежные вливания. Хотя кем и как контролируется сейчас южноафриканский Национальный центр ядерных исследований в городке Пелиндаба – загадка.

И уж тем более никому не придет в голову позволить получить в свое распоряжение атомное оружие контролирующим сейчас Киев и окрестности персонажам. И дело даже не в их, мягко говоря, сомнительной легитимности. США и НАТО отдают себе отчет в том, что этот режим плохо управляем даже теми, кто его провоцировал, создал и в итоге поддержал. Киевская власть не способна контролировать не то что отдельно взятые регионы, но даже отдельные заводы – от водочных до металлургических.

В начале и середине 90-х годов из Вашингтона неоднократно исходили предложения перевести под «совместную», «под эгидой ООН» или даже целиком американскую охрану ядерные объекты на территории РФ. Подталкивало к этому не только близкое к критическому внутреннее положение, но и желание окончательно устранить единственного стратегического конкурента. В тот период американская дипломатия стремилась навязать России в качестве первого шага «расширительное» толкование режима инспекций на заводах по утилизации выводимых из строя боеголовок и хранилищ ядерных отходов. В какой-то момент нормой стало постоянное пребывание наблюдателей НАТО на заводах по утилизации подводных лодок. И утилизация эта проводилась, кстати, на натовские же средства. Были попытки поставить под контроль работу заводов по обогащению урана, например в Красноярске и Кыштыме.

Есть все основания полагать, что уже сейчас США начали проникновение на ядерные объекты Украины, оставшиеся с советских времен. Помимо чисто военных структур, в США действует комплекс окологосударственных организаций, не всегда даже формально подчиненных Пентагону, призванных «проводить мониторинг» оружия массового поражения. Что из этого уже несколько раз получалось – мы видели на примерах Ирака и Афганистана. Но ни киевская власть, ни сами Соединенные Штаты еще ни разу внятно не объяснили цель пребывания на территории Украины американских парамилитарных частей и наемников. Вполне возможно, что они могут быть задействованы в охране ядерных объектов или даже установлении полного над ними контроля «до президентских выборов на Украине». А уйдут ли они оттуда после этих выборов (при любом их исходе) – это уж неизвестно. Как показывает опыт, эти части редко откуда уходят, а даже если формально и уходят (как из Ирака), то неформально все равно остаются.

Если такая странная и порой не слишком адекватная апелляция к ядерному оружию для киевской власти – форма ядерного шантажа, то не совсем понятно, кого они таким детским способом собираются шантажировать. Россию? Идея смехотворная, поскольку на Украине на данных момент нет материалов, пригодных для быстрого изготовления даже «грязной» бомбы. А попытка начать ее изготовление будет непременно пресечена (возможно, и путем войсковой спецоперации). Причем в этом случае «мировая прогрессивная общественность» встанет в партере и, перекрестившись, будет двумя руками аплодировать «вежливым людям», которые уберегли мир от чудовищ. Еще «Боже, царя храни» затянет. Да и США получат прекрасный повод для кооперации с Россией, что даст толчок новой эпохе разрядки.

Если же это шантаж США и Европы, то это может свидетельствовать только об очевидной неадекватности хунты.

Технически не сумеют

Но, допустим, Украина сможет преодолеть политическое противодействие всего остального мира – и начнет реально создавать полный ядерный цикл. Мы все-таки имеем дело с ситуацией, управляемой странными людьми с экзотическими взглядами не только на мироустройство, но также на грядущий Страшный суд, Конец света и Спасение (достаточно ознакомиться на досуге с «программными» документами тех религиозных сект, к которым принадлежат лидеры киевской власти). Эти мятущиеся умы считают, что достаточно изготовить всего дветри МБР с ядерными боеголовками – и этого будет достаточно для коренного изменения всего политического расклада в Европе. Рассмотрим, есть ли в наличии у Украины технологические возможности для такого производства.

На Украине на данный момент формально есть в наличии:

1)  ракета-носитель «Днепр» (15А18);

2)  урановые месторождения;

3)  технология обогащения урана;

4)  технология производства ядерных боеголовок;

5)  пусковые шахты для баллистических ракет;

6)  производственные площадки закрытого типа.

Но это только формально. В каком состоянии все это фактически?

Добыча урана в Желтых Водах и его переработка на мощностях Восточного горно-обогатительного комбината (ВГОК) была успешно развалена, хотя предпринимались попытки ее восстановить в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Причем подчеркивалось, что ставилась задача не восстановить коммерческую торговлю ураном, золотом и куда более дорогим скандием, а создать собственный ядерно-топливный цикл, который избавил бы Украину от зависимости от российского сырья. Предполагается, что запасы урана на трех рудниках в Желтых Водах должны обеспечить 22 украинских реактора топливом. Но Смолинский и Ингульский рудники, которые обеспечивали сырьем ВГОК и завод «тяжелой воды», нерентабельны и сложны в освоении. В советские времена они давали около 50 граммов на тонну руды, что очень много, но залежи практически истощены и требуют иных технологий добычи. Надежды возлагаются на Новоконстантиновский рудник с большими разведанными запасами урана, но работы там начались лишь полгода назад. По украинским оценкам, восстановить производственный цикл возможно за дватри года с ежегодными затратами от 300 до 500 миллионов долларов.

Несмотря на устойчивое мнение, для производства необходимого количества обогащенного урана и плутония Украине не требуется строить дополнительные центрифуги, как, например, Ирану. Для этого вполне достаточно мощностей и технологий еще советских атомных «коммерческих» электростанций. Например, так называемые реакторы канального типа наподобие чернобыльского (РМБК – реактор большой мощности канального типа) легко могут быть переориентированы на производство оружейного плутония. Они заранее еще в СССР проектировались как инструмент «двойного назначения». Правда, не существует мирового опыта подобного «перепрофилирования» реакторов. По американским оценкам, практически все реакторы РМБК в Советском Союзе были оптимизированы именно на производство электроэнергии, а не оружейного плутония в чистом виде.

Производство «тяжелой воды» на Украине, помимо технологий в структуре ВГОК, сохранилось на азотных заводах в Днепродзержинске и Горловке. Это сильно устаревшие технологии, но при производстве аммиака в качестве побочного продукта там можно получать около 50 тонн «тяжелой воды», чего достаточно для производства ядерного оружия по технологиям на уровне 50-х годов прошлого века.

Ракетное производство на Украине сохранилось на знаменитом Южмаше. Эти мощности еще по российско-украинскому соглашению были переориентированы на гражданское использование пресловутой «Сатаны» – Р-30, в более привычном обозначении ракеты-носителя «Днепр» 15А18. Техническая возможность переделать заточенный под запуск гражданских спутников связи «Днепр» обратно в «Сатану» есть. Технология производства головных частей с ядерным зарядом сохранилась на том же Южмаше в Днепропетровске и «Хартроне» в Харькове.

С производством систем управления и бортовых ЭВМ особых проблем у Украины не возникнет, поскольку именно для Р-30 все эти системы разрабатывались и производились непосредственно на Украине. Центральный разработчик (включая БЦВМ) – бывшее Конструкторское бюро электроприборостроения, а теперь ОАО «Хартрон», город Харьков. Бортовую ЭВМ производил Киевский радиозавод, серийно система управления выпускалась на заводах имени Шевченко и «Коммунар» (тот же Харьков). Можно полагать, что Украина вполне способна создать ракету с системой наведения, обеспечивающей точность поражения до 600×800 метров. То есть заметно лучше, чем в Китае и уж тем более в Северной Корее.

Однако с изготовлением самих боеголовок могут быть проблемы – это отдельное и весьма сложное производство. Производственными площадками закрытого типа Украина не обладала даже во времена СССР. Сборка боеголовок «под ключ» проходила на территории России, и рассуждения о возможности воссоздания такого производства на территории современной Украины – чистая теория. Действительно, Южмаш располагает теоретическими знаниями о том, как это все в принципе можно организовать, но запуск реального производственного процесса потребует времени, денег и кадров.

Пусковые шахты для Р-30 в огромных количествах сохранились на Западной Украине (в основном в Хмельницкой области, район местечка Деражня, который в последнее время знаменит исключительно крупнейшим на Украине спиртзаводом). Американские эксперты оценивали в период распада СССР эти шахты как едва ли не самые прочные в мире. Это, впрочем, не защищает их от дальнейшего зарастания травой и переоборудования под стратегические склады сала и спирта. Это вполне разумное, а не анекдотичное предположение, учитывая то, как вообще относилась украинская армия к тому имуществу, которое свалилось ей с неба в виде божественного подарка. Шахты эти, кстати, не подлежали полной утилизации после уничтожения самих ракет (это и технически было нереально сложно, учитывая их нереальную прочность). Они только приводились в непригодное для запуска состояние с помощью кувалды и ручных гранат.

Не совсем понятно и откуда возьмутся кадры. Если на Южмаше и КБЮ, все эти годы работавших на российские оборонные заказы, сохранился кадровый костяк, то вот с Желтыми Водами беда. Урановая добыча и изотопное производство строились и поддерживались вплоть до середины 90-х годов исключительно трудом заключенных и солдат-срочников. После запрета на использование, по сути дела, рабского труда Желтые Воды и Смолино превратились в 60-тысячное местечко с жуткой экологией. В конце 90-х уровень радиации непосредственно в цехах достигал 1000 миллирентген в час.

Словом, технологические (не говоря уж о политических и финансовых) возможности Украины вновь стать ядерной державой близки к нулю. Но важнее другое. Уровень политического сознания в Киеве приблизился к той опасной черте, за которой отчетливо видна глубокая и темная бездна. Просто так три «выдающихся деятеля» Верховной рады не стали бы возиться с трудоемким законопроектом, а Юлия Тимошенко в знаменитом телефонном разговоре намеренно употреблять словосочетание «ядерное оружие».


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............