22 января, воскресенье  |  Последнее обновление — 00:26  |  vz.ru

Главная тема


Западные СМИ назвали речь Трампа на инаугурации «зловещей»

«перестала гордиться»


Выражение лица Мишель Обамы стало «главным мемом» инаугурации Трампа

юристы из Сити


Times: В конфликте России и Украины открылся новый фронт

отдернул ладонь


Сын Трампа резко отказался взять Меланью за руку во время парада (видео)

Война в Сирии


Турецкие военные понесли большие потери в результате атаки ИГИЛ

«три бугая»


Российская бегунья Баздырева рассказала о допросе WADA с применением силы

Демарш Лукашенко


Реакция Москвы на выдачу блогера Лапшина в Баку должна быть жесткой

Повод найден


Украина после инспекции военных объектов заявила о «нарушениях» со стороны России

отвлекся на иванку


В Сети посмеялись над сверлящей взглядом мужа Хиллари Клинтон

Национальная политика


Татьяна Шабаева: Ни народы, ни языки не бывают «навсегда»

царствие Божие на земле


Андрей Бабицкий: Социальное равенство невозможно принципиально

Судьба Порошенко


Денис Селезнев: Создалась не совсем предсказуемая ситуация в стране-покровителе – США

на ваш взгляд


Как должна реагировать Москва, если новая администрация США поставит Россию перед выбором – сближение с Западом в обмен на отдаление от Китая?

«Приставы не хотят разыскивать»

Председатель ОЗПП прокомментировал разрешение ФССП публиковать фотографии должников без их согласия

6 августа 2012, 21:50

Текст: Роман Крецул

Версия для печати

«Были отдельные обращения, связанные с тем, что коллекторы работают в тесной связке с приставами, что вызывает удивление. Приставы «сливают» им информацию, чтобы получить какую-то свою выгоду», – рассказал газете ВЗГЛЯД председатель Общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков. В разрешении приставам публиковать биометрические данные должников он видит нарушение прав граждан.

Федеральная служба судебных приставов получала новые возможности: Роскомнадзор разрешил ведомству обнародовать и распространять личные данные и фотографии должников без их согласия. Соответствующее решение было вынесено в ответ на обращение директора Федеральной службы судебных приставов Артура Парфенчикова.

«Обработка и распространение биометрических персональных данных без согласия человека может осуществляться, в частности, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов. Последнее и возложено на Федеральную службу судебных приставов», – прокомментировали в пресс-службе подмосковного управления ФССП.

«Это в том числе и фотография гражданина», – говорится в ведомстве.

Газета ВЗГЛЯД обратилась к председателю Общества защиты прав потребителей Михаилу Аншакову с просьбой поделиться своим мнением о новых полномочиях ФССП.

ВЗГЛЯД: Михаил Геннадьевич, является ли, на ваш взгляд, законным такое разрешение?

Михаил Аншаков: Все эти документы надо проанализировать. Но, на мой взгляд, здесь есть основания говорить о нарушении прав человека и гражданина.

ВЗГЛЯД: В чем это выражается?

М. А.: В разглашении персональных данных. У нас ущемить или ограничить права человека может только суд. А если суд не выносил такого решения – а он это сделать и не может, потому что закон ему не позволяет, – то, на мой взгляд, вполне понятно: права будут нарушаться. Я по первым признакам усматриваю нарушение прав человека на неприкосновенность личной жизни и его персональных данных. Люди ставятся в неравные условия. А с поправкой на наши российские условия здесь возникнет масса возможностей для злоупотреблений.

ВЗГЛЯД: Например?

М. А.: У нас на рынках вроде Митинского можно легко купить базы данных ГАИ, налоговой, МВД, любых федеральных органов. Соответственно, никаких механизмов для защиты этих баз персональных данных не существует. А эти данные часто используются в преступных целях: для шантажа, сбора информации для преступных посягательств, ее используют рейдеры и прочие.

ВЗГЛЯД: К вам часто поступают жалобы на действия приставов?

М. А.: Много жалоб на приставов, на коллекторов, на банки. Обращения связаны с тем, что фактически банки в массовом порядке разглашают персональные данные заемщиков. Как правило, складывается практика, когда банк, собрав на этапе кредитования всю необходимую информацию о заемщике, в том числе и ту, которую он предоставил по своему согласию, фактически формирует на него некое досье, где есть данные о его семейном положении, личной жизни, работе, друзьях, знакомых и т. д. Потом эти данные передаются неким полукриминальным структурам, называющим себя коллекторскими агентствами, хотя у нас нет закона о коллекторской деятельности. А эти фирмы иногда не брезгуют криминальными методами: от угроз шантажа, причем не только по отношению к должнику, но и к его знакомым, родственникам, друзьям, до распространения о нем компрометирующих, иногда клеветнических сведений с целью оказания на него давления. Все эти действия очень часто лежат за гранью закона и уголовно наказуемы, но на практике это сложно доказывать, а полиция не готова расследовать такие дела и практически никогда не принимает заявления от пострадавших.

На приставов больше жалоб по поводу бездействия, хотя, я помню, были и отдельные обращения, связанные с тем, что коллекторы работают в тесной связке с приставами, что тоже вызывает удивление. Возможно, они просто заинтересовывают приставов, когда не могут выполнить самостоятельно свои действия, а приставы «сливают» им информацию, чтобы получить какую-то свою выгоду.

ВЗГЛЯД: Вы будете исследовать правовые основания для новых полномочий, предоставленных приставам?

М. А.: Обязательно будем. Для нас это новость. Я все-таки по первым признакам усматриваю, что здесь есть основания говорить о нарушении. Мы изучим все внимательно, если придем к выводам, что здесь есть основание говорить о нарушении прав и свобод гражданина и личности, мы, естественно, будем это оспаривать.

ВЗГЛЯД: Как приставы выполняют свою работу за рубежом? Распространена ли там практика вывешивания фото должников на билбордах?

М. А.: Думаю, что там это просто невозможно. Они действуют законным путем: арестовывают имущество, разыскивают это имущество. У нас вот этим никто не занимается. У нас приставы совершенно не хотят и не умеют разыскивать имущество должника. То же касается коллекторов: они просто не хотят работать. Разыскивать имущество дорого, требует определенной квалификации – надо работать как фактически детективы. А им проще, не выходя из офиса, организовать десятка два–три телефонных звонков, терроризировать всех соседей, друзей и знакомых должника, пока он не придет и не принесет все на блюдечке.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............