1 марта, среда  |  Последнее обновление — 22:56  |  vz.ru

Главная тема


Речь Трампа перед Конгрессом содержит намек и для России

«сыграл чрезвычайно хорошо»


Глава комитета Сената США комплиментарно высказался о Путине

последствия блокады


Киев нашел «только два варианта» замены донбасскому углю

государственная служба


Росстат озвучил размеры зарплат федеральных чиновников

непризнанные республики


Захарченко иронически прокомментировал прослушку его переговоров

Дальняя авиация


Создан первый полноразмерный макет бомбардировщика ПАК ДА

«две Олимпиады испорчены»


USADA высказало недовольство решением МОК пустить Россию на Олимпиаду в Рио

переписывание истории


Белоруссия обнаружила свою тысячелетнюю государственность

«там нет оборудования»


Генконструктор РСЗО «Смерч» оценил способность Украины наладить производство ракет

марш памяти Немцова


Сергей Худиев: Прошедшее время сильно подорвало ключевой миф о благом Западе

«Бархатная деприватизация»


Андрей Бабицкий: Есть основания считать донбасскую «национализацию» экспериментом Москвы

Распад инфраструктуры


Александр Васильев: Шулявский мост уже выглядит как метафорический символ самой Украины

на ваш взгляд


В правительстве недовольны «прямоугольной формой» классов в российских школах и положением учителя перед учениками в пространстве. Как должны выглядеть школьные классы?

«Приставы не хотят разыскивать»

Председатель ОЗПП прокомментировал разрешение ФССП публиковать фотографии должников без их согласия

6 августа 2012, 21:50

Текст: Роман Крецул

Версия для печати

«Были отдельные обращения, связанные с тем, что коллекторы работают в тесной связке с приставами, что вызывает удивление. Приставы «сливают» им информацию, чтобы получить какую-то свою выгоду», – рассказал газете ВЗГЛЯД председатель Общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков. В разрешении приставам публиковать биометрические данные должников он видит нарушение прав граждан.

Федеральная служба судебных приставов получала новые возможности: Роскомнадзор разрешил ведомству обнародовать и распространять личные данные и фотографии должников без их согласия. Соответствующее решение было вынесено в ответ на обращение директора Федеральной службы судебных приставов Артура Парфенчикова.

«Обработка и распространение биометрических персональных данных без согласия человека может осуществляться, в частности, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов. Последнее и возложено на Федеральную службу судебных приставов», – прокомментировали в пресс-службе подмосковного управления ФССП.

«Это в том числе и фотография гражданина», – говорится в ведомстве.

Газета ВЗГЛЯД обратилась к председателю Общества защиты прав потребителей Михаилу Аншакову с просьбой поделиться своим мнением о новых полномочиях ФССП.

ВЗГЛЯД: Михаил Геннадьевич, является ли, на ваш взгляд, законным такое разрешение?

Михаил Аншаков: Все эти документы надо проанализировать. Но, на мой взгляд, здесь есть основания говорить о нарушении прав человека и гражданина.

ВЗГЛЯД: В чем это выражается?

М. А.: В разглашении персональных данных. У нас ущемить или ограничить права человека может только суд. А если суд не выносил такого решения – а он это сделать и не может, потому что закон ему не позволяет, – то, на мой взгляд, вполне понятно: права будут нарушаться. Я по первым признакам усматриваю нарушение прав человека на неприкосновенность личной жизни и его персональных данных. Люди ставятся в неравные условия. А с поправкой на наши российские условия здесь возникнет масса возможностей для злоупотреблений.

ВЗГЛЯД: Например?

М. А.: У нас на рынках вроде Митинского можно легко купить базы данных ГАИ, налоговой, МВД, любых федеральных органов. Соответственно, никаких механизмов для защиты этих баз персональных данных не существует. А эти данные часто используются в преступных целях: для шантажа, сбора информации для преступных посягательств, ее используют рейдеры и прочие.

ВЗГЛЯД: К вам часто поступают жалобы на действия приставов?

М. А.: Много жалоб на приставов, на коллекторов, на банки. Обращения связаны с тем, что фактически банки в массовом порядке разглашают персональные данные заемщиков. Как правило, складывается практика, когда банк, собрав на этапе кредитования всю необходимую информацию о заемщике, в том числе и ту, которую он предоставил по своему согласию, фактически формирует на него некое досье, где есть данные о его семейном положении, личной жизни, работе, друзьях, знакомых и т. д. Потом эти данные передаются неким полукриминальным структурам, называющим себя коллекторскими агентствами, хотя у нас нет закона о коллекторской деятельности. А эти фирмы иногда не брезгуют криминальными методами: от угроз шантажа, причем не только по отношению к должнику, но и к его знакомым, родственникам, друзьям, до распространения о нем компрометирующих, иногда клеветнических сведений с целью оказания на него давления. Все эти действия очень часто лежат за гранью закона и уголовно наказуемы, но на практике это сложно доказывать, а полиция не готова расследовать такие дела и практически никогда не принимает заявления от пострадавших.

На приставов больше жалоб по поводу бездействия, хотя, я помню, были и отдельные обращения, связанные с тем, что коллекторы работают в тесной связке с приставами, что тоже вызывает удивление. Возможно, они просто заинтересовывают приставов, когда не могут выполнить самостоятельно свои действия, а приставы «сливают» им информацию, чтобы получить какую-то свою выгоду.

ВЗГЛЯД: Вы будете исследовать правовые основания для новых полномочий, предоставленных приставам?

М. А.: Обязательно будем. Для нас это новость. Я все-таки по первым признакам усматриваю, что здесь есть основания говорить о нарушении. Мы изучим все внимательно, если придем к выводам, что здесь есть основание говорить о нарушении прав и свобод гражданина и личности, мы, естественно, будем это оспаривать.

ВЗГЛЯД: Как приставы выполняют свою работу за рубежом? Распространена ли там практика вывешивания фото должников на билбордах?

М. А.: Думаю, что там это просто невозможно. Они действуют законным путем: арестовывают имущество, разыскивают это имущество. У нас вот этим никто не занимается. У нас приставы совершенно не хотят и не умеют разыскивать имущество должника. То же касается коллекторов: они просто не хотят работать. Разыскивать имущество дорого, требует определенной квалификации – надо работать как фактически детективы. А им проще, не выходя из офиса, организовать десятка два–три телефонных звонков, терроризировать всех соседей, друзей и знакомых должника, пока он не придет и не принесет все на блюдечке.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............