26 июля, вторник  |  Последнее обновление — 17:10  |  vz.ru

Главная тема


Эрдоган спешит пожать руку Путину

месть за ниццу


Сирия заявила в ООН о гибели 164 мирных жителей в результате удара ВВС Франции

выборы президента сша


Трамп придумал для Клинтон новое прозвище

«давно разработанные планы»


Немецкие СМИ: Россия способна захватить Польшу за ночь

«Адмирал Ушаков» vs «Айова»


Смоделирована битва между российским крейсером и американским линкором

дипломатичный ответ


Лавров прокомментировал обвинения в адрес России во взломе почты Демпартии США

возврат смертной казни


Анкара запретила Европе «смотреть на Турцию сверху вниз» и «разговаривать путем угроз»

Особый случай


Со дна Баренцева моря подняли 100-тонный грузовой паровоз времен ВОВ

«нет ни следа стабильности»


Премьер Венгрии: Европа не выполнила данные Украине обещания

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Обновление иранской армии дает шанс российскому ВПК

Иран располагает самой крупной армией в регионе с высоким боевым духом – и с «замшелой» бронетехникой   4 апреля 2015, 11:15
Фото: Abedin Taherkenareh/EPA/ТАСС
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Ожидаемая в перспективе отмена санкций в отношении Тегерана открывает и его оружейный рынок. И Москва готова не только вернуться к замороженным контрактам по С-300, но и переоснастить всю иранскую армию. В первую очередь – в ПВО и ПРО, где Россия вне конкуренции. Зато вокруг поставок боевой авиации ожидается жесткая конкуренция.

«Мы считаем, что оружейное эмбарго против Ирана должно быть снято незамедлительно после достижения договоренностей», – потребовал в четверг замглавы МИД России Сергей Рябков по итогам переговоров «шестерки» и Ирана. В комитете Госдумы по обороне предупредили: в случае снятия оружейного эмбарго Москва наконец поставит Тегерану С-300.

«У России есть серьезный шанс завладеть этим рынком всерьез и надолго»

Снятие санкций – еще не свершившийся факт. И даже если они будут сняты в том формате, о котором довольно сумбурно и не слишком внятно было объявлено, вполне возможно, что оружейные санкции все равно останутся. Пока создается впечатление, что США готовы пойти на снятие санкций только в нефтяной и банковской сферах, то есть, собственно говоря, именно там, куда сами и хотели бы влезть. А о снятии ограничений по промышленным и продовольственным товарам вроде никто еще ничего не говорил.

Москва уже была готова возобновить военно-техническое сотрудничество с Ираном. По крайней мере министр обороны Сергей Шойгу еще в ходе январского визита в Исламскую республику вышел на конкретный уровень договоренностей со своим иранской коллегой. Речь идет пока всего лишь о восстановлении «замороженного» контракта по С-300. С точки зрения Тегерана, этот контракт не расторгнут, а лишь «отложен», и, таким образом, вернуться к нему можно в любой момент.

Вопросы военно-технического сотрудничества, даже при учете их бесконечной политизации, всегда предельно конкретны и зависят от потребностей государства. Иран располагает самой крупной армией в регионе с едва ли не самым сильным боевым духом и чувством патриотизма – но с самой замшелой и древней организацией и техникой. Значительная часть парка бронемашин и танков сохранилась еще со времен ирано-иракской войны. По сравнению с армией основного регионального противника – Саудовской Аравии – Иран все равно смотрится выигрышней, несмотря на то что саудиты буквально напичканы новейшими видами вооружений. Иран с его нынешней армией вполне способен раздавить Саудовскую Аравию, но столкновение с более опытным противником, например Израилем или США, уже проблематично.

Самое слабое место – это, как обычно, ПВО. В этом контексте Иран будет просто вынужден вернуться к контракту с Россией, причем уже на объявленных новых условиях. По ним Москва предлагает Тегерану системы С-300 с новыми ракетами и в принципе готова, по словам гендиректора Ростеха Сергея Чемезова, поставить и С-400, но заявка от Ирана поступала только на С-300. Новые российские ракеты «Антей-2000», которые предлагаются Ирану, могут перехватывать цели, летящие со скоростью 4500 метров в секунду, то есть способны перехватывать головные части МБР. А это уже больше система ПРО, чем ПВО.

Армия и вооружение

Решение «проблемы транспондеров» обойдется России недешево
"Подсолнухи" прикроют западное направление
Американский эсминец не увидел в российском сторожевике «помеху справа»
Командование Балтфлота уволено за «упущения» и «искажения»
"Российский разведцентр" в Никарагуа встревожил Пентагон

Причем она способна перехватывать не только крылатые ракеты как наземного, так и морского базирования, но и израильские ракеты типа «Иерихон-2» с промежуточным радиусом действия. А для Ирана это критически важная система, которую не заменить никаким «Тором». Именно «Антей» предлагала в свое время российская сторона, пытаясь сгладить эффект от отказа президента Дмитрия Медведева выполнять контракт. Медведев, впрочем, лишь следовал букве соответствующей резолюции Совбеза ООН.

В критично важном для Ирана вопросе создания собственной системы ПРО и ПВО у России практически нет конкурентов. США никогда и ни при каких условиях ничего такого рода Ирану поставлять не будут. Даже если бы кто-то и захотел захватить этот рынок. Общественное мнение и политические конкуренты закопали бы этого любителя на Брайтон-бич. А других серьезных конкурентов С-300 и С-400 в мире все-таки нет.

Ассортимент из будущего

Другое дело, что и российская промышленность не производит достаточно комплексов, чтобы можно было продавать их направо и налево. Те системы, которые предлагали Ирану еще старым контрактом, в РФ сняты с вооружения, а о поставках С-400 можно будет всерьез говорить не ранее чем лет через 10. Только идет строительство двух заводов в Кирове и Нижнем Новгороде для концерна «Алмаз-Антей». В Кирове будут производиться собственно ракеты для С-400, а в Нижнем – навигационное оборудование, радары, пусковые установки и средства связи. Лишь после выхода этих заводов на планируемые мощности можно будет всерьез рассуждать о каких-либо массовых поставках С-400 за рубеж.

Надо сказать, что именно многолетний режим санкций заставил Тегеран начать практически с нуля собственное производство вооружений. Разработку в ракетно-космической сфере в Иране контролирует не армия, а Корпус стражей исламской революции – добровольческая «параллельная армия» численностью примерно в 130 тысяч человек, представляющая собой религиозную и военную элиту. Именно командование КСИР формирует программу для иранского военно-промышленного комплекса, оно же и отчитывается о проделанной работе перед духовными лидерами.

Большинство достижений иранской оборонки – скопированные западные или российские образцы. Однако не стоит верить всем рапортам, исходящим из недр КСИР. Они уже пытались заявить, что чуть ли не начали серийное производство заменителей С-300, но это чистой воды блеф. В январе прошло сообщение о запуске производства противокорабельных ракет «Наср», ПВО «Каем» и «Туфан-5». В феврале наконец-то началось серийное производство беспилотников, способных не только «далеко смотреть», но и наносить удары. Этот беспилотник – точная копия (ну, как смогли) американского «Предатора», ранее сбитого над побережьем Персидского залива. Эта веселая история обошла в свое время все телеканалы мира. Выкрасть обратно беспилотник у «стражей» ЦРУ так и не смогло. Его хирургически разобрали и собрали обратно уже из местных запчастей. Вроде летают.

Российские беспилотники – тоже возможный вариант для взаимовыгодной торговли. Но опять же на перспективу, поскольку сейчас объем производства в России только-только покрывает собственные потребности. Наши беспилотники заметно дешевле американских, но неясно, насколько сами «персы» удешевили трофейный «Предатор».

«Зульфикар» открыл личико

Из старых советских и китайских танков, если их скрестить, у иранцев получается танк собственного производства «Зульфикар». Противотанковые комплексы копируют устаревшие американские «Тоу». Баллистические ракеты – это немного переделанные северокорейские (тоже копии советских 50-х годов). В иранском варианте они могут улететь за 1000 км и называются «Шехаб». Авиационный парк устарел безнадежно. В исправном состоянии около 130 самолетов модификаций 70-х годов.

Недавно персы все-таки сформировали эскадрилью истребителей целиком собственного производства, но кто их видел, уверяют, что это копии F-5 Tiger времен вьетнамской войны. На верфях также производятся копии устаревших английских и французских фрегатов. А самые боеспособные силы ВМФ – подводные лодки советского же производства.

Иными словами, иранская армия – «территория контрастов». Избавившись от санкций, Иран начнет с чудовищной скоростью наращивать мощь своей армии – именно по тем направлениям, которые воспринимает как проблемные для собственной безопасности. А это ПВО, ПРО и береговая оборона. Во вторую очередь будут задействованы уже ВВС, и только потом (хотя, возможно, и параллельно) перевооружению подвергнут сухопутные войска.

Если в сфере ПВО и ПРО у России на иранском рынке просто нет конкурентов по политическим соображениям (Китай не в счет – персы будут выбирать все-таки оружие более надежное, как бы кто ни хвалил большие успехи китайского ВПК), то уже в сфере авиации наверняка возникнет конкуренция с европейскими производителями, в первую очередь с Францией.

Париж не так уж и связан всякого рода идеологическими рамками и довольно легко идет на контакт в сфере торговли оружием. Кроме того, на французских производителей, например, «Рафаля» невозможно надавить через поставки комплектующих, как англичане регулярно давят на «независимого» торговца оружием – Швецию, блокируя ей поставки комплектующих к истребителям «Гриппен» и СААБ, как только Стокгольм пытается сбыть их кому-то не тому. Французы традиционно сильны и в постройке кораблей некоторых классов, которые пока не освоены на российских верфях.

Представляется, что при выборе заказчиков Иран будет стараться последовать примеру Китая, перетащить на свою территорию производство и получить лицензию. Из многолетних санкций Иран выйдет «злой» и ученый – и не захочет снова оказаться в изоляции, ожидая, когда заржавеют последние запчасти к советским танкам.

А в этой области – передаче технологий и лицензий, а также обучении персонала, преимущество также на стороне России. Французы не захотят передавать Ирану именно производственные технологии, полагаясь на долгосрочные контракты по обслуживанию своей продукции. Персы же мыслят в масштабе вечности и полагаться на чужое техническое обслуживание больше не будут.

Другое дело, что в Иране просто технически нет мощностей, опираясь на которые можно было бы производить, скажем, современные танки. Отсутствует вся технологическая цепочка – от производства металла до электроники. Сложно себе представить, что Тегеран с ходу кинется строить заводы и вернется к планам индустриализации типа первых пятилеток Советского Союза.

Тегерану придется смириться с тем, что в обозримом историческом будущем полноценный ВПК не создать, но двигаться в этом направлении он будет обязательно. С чего начать, как это будет выглядеть «по деньгам» – это уже вопрос стратегии, которой в Иране занимаются не генералы, а аятоллы. А ход их мыслей уловить крайне сложно. Но все-таки у России есть серьезный шанс завладеть этим рынком всерьез и надолго.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............