30 июня, четверг  |  Последнее обновление — 11:31  |  vz.ru

Главная тема


Развенчание культа личности Сталина до сих пор не достигло цели

отступили с позиций


Атака украинских войск застала врасплох армию Новороссии

«Майдан изменил его»


Украинский министр: Убитый в Донбассе певец Слипак – мой брат

«Решать должны не американцы»


Шотландский евродепутат посоветовал Керри не лезть в чужие дела

«проговариваются на каждом шагу»


Нарышкин обвинил США в проявлении имперских амбиций

Василий Слипак


Мертвый певец для Украины ценнее живого

«под действием эмоций»


Олланд прокомментировал «унижение» Кэмерона на саммите ЕС

армия и вооружения


За что Шойгу с позором уволил командование Балтийского флота

«оказывать давление»


Глава ЦРУ признал «критически важную роль» России в сирийском конфликте

«новая элита»


Ирина Алкснис: Очень скоро перед российскими миллионерами и крупными чиновниками будет стоять нелегкий выбор

Вопрос дня


Эрдоган принес извинения за сбитый российский бомбардировщик. Изменило ли это ваше отношение к Турции?

Дума ушла в ночь

Госдума пережила 10-часовую «итальянскую забастовку» и приняла поправки в закон о митингах

6 июня 2012, 08:57

Текст: Ирина Костюкова

Версия для печати

Оппозиция устроила в Госдуме «итальянскую забастовку» – на отдельное голосование с ее подачи было вынесено 359 поправок к закону о многотысячных штрафах за нарушения на митингах. Тем самым она сделала все, чтобы затянуть обсуждение до глубокой ночи. Тем не менее после почти 10 часов обсуждений, ругани и истерик поправки в закон о митингах были окончательно приняты.

Как и предсказывала утром во вторник газета ВЗГЛЯД, единороссы решили принять нашумевший законопроект сразу в двух чтениях.

Как и надлежит по регламенту при обсуждении любого законопроекта, сперва палата взялась за поправки, которые профильный комитет рекомендовал поддержать. Главным оппонентом единороссов во время этой процедуры был Геннадий Гудков. Он буквально цеплялся к каждому слову, упоминаемому в законе. Одобренных поправок было 19.

«Мы считаем, что обязательные работы – это принудительные работы, в соответствии с Европейской конвенцией, с европейским законодательством, принудительные работы запрещены, тем более эти работы по  сути дела назначаются за участие в митингах и за малейшее нарушение общественного порядка, к которому, может быть, отнести и переход через улицу, и хождение по газонам, и бросок окурка мимо урны, и все что угодно. Таким образом мы пересажаем половину страны», – ерничал Гудков-старший.

Глава думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин в ответ терпеливо объяснял, что их поправки не нарушают ни Конституцию, ни международные конвенции, так как применение обязательных работ уже широко распространено в мировой практике.

Затем Гудкова заинтересовала поправка, позволяющая избегать выполнения обязательных работ не только беременным и инвалидам, но и сотрудникам органов внутренних дел, пожарным и сотрудникам таможенных органов. По его мнению, если эта поправка будет принята, то даже в случае если в числе провокаторов окажутся полицейские, принудительные работы им грозить не будут.

«Мы с вами устраиваем некую индульгенцию госслужащим, которые тоже могут быть причастны к каким-то противоправным действиям», – возмущался справоросс. Плигин кратко ответил, что у них специфичная работа и приравнивать их ко всем остальным нарушителям порядка просто нельзя.

Возмущение справоросса, естественно, вызвали и размеры штрафа, предусмотренные в законопроекте.  По словам Гудкова, штрафы от 10 до 20 тысяч рублей за помятую траву или брошенный окурок – это «административно-репрессивный налог на всю семью». «Что касается помех пешеходам, то у нас есть пешеходы, которым мешает все, что связано с критикой власти», – продолжал депутат.

На ваш взгляд

 
Считаете ли вы, что действия организаторов акции протеста, прошедшей 6 мая на Болотной площади, подпадают под действие УК (ст.212 «Организация массовых беспорядков»)?



Обсуждение: 302 комментария
Однако ремарки Гудкова никакого смысла не имели. Единороссы единогласно поддерживали каждую поправку, а оппозиция, наоборот, ее отвергала, не обращая внимания на аргументы сторон. ЛДПР в голосовании участия вообще не принимала и вопросов никаких не задавала. «За» голосовал даже бывший вице-спикер Олег Морозов, для которого этот день стал последним в статусе депутата.

После полутора часов такой перепалки у сидевшего в зале депутата Алексея Митрофанова начали сдавать нервы. «Парламентарии устали. Снимите поправки! Не нужно заниматься тем, чем занимаются солдаты после отбоя в казарме», – заявил Митрофанов, недавно исключенный из партии «Справедливая Россия», но оставшийся формально во фракции. В ответ Гудков сказал, что он намерен и дальше обсуждать их в рабочем режиме, так как считает закон опасным.

После того как единороссы проголосовали за последнюю из 19 поправок, дело отца продолжил Гудков-младший и начал одну за другой диктовать поправки, которые не были одобрены профильным комитетом и поэтому подлежали отдельному рассмотрению. Такие поправки собраны в так называемую «таблицу отклоненных» и для экономии времени в зале принято называть только их номер, поскольку сама таблица есть на руках у каждого депутата.

В этот момент в зале незаметно и началась «итальянская забастовка». Причем это было даже не начало обсуждения поправок, а лишь запись депутата на трехминутное обсуждение каждой из этих поправок.

Следом за Гудковым, соблюдая процедуру, поднялся его коллега по фракции Валерий Гартунг и тоже привычным тоном попросил: «Прошу вынести на отдельное рассмотрение следующие поправки из таблицы отклоненных! Номера...» И начал монотонно перечислять номера поправок, на обсуждение которых он хотел бы записаться. Разумеется, названные им номера во многом совпали с номерами, которые назвал Гудков-младший.

Когда он сел, следующий «забастовщик» Илья Пономарев подхватил перечисление цифр. Напомним, общая таблица отклоненных достигает 357 поправок.

Спикер Сергей Нарышкин поначалу добросовестно пытался записать все номера, как он это делает обычно. Он даже вежливо просил Гартунга диктовать «помедленнее», поскольку не успевал записывать. Похоже, эту просьбу оппозиционеры исполнили буквально.

Так, по очереди они все диктовали и диктовали номера, тем временем многие остальные депутаты уже потихоньку потянулись к выходу – приближался обеденный перерыв. Стоявший у микрофона Плигин уйти не имел права. Заседание Госдумы к этому времени, как шутили депутаты, начало напоминать программу Спортлото – в зале звучало бесконечное перечисление цифр. Наконец Нарышкин объявил перерыв...

Сразу после обеда к забастовке присоединился коммунист Вадим Соловьев. Соловьев не просто перечислял номера, но и оглашал название законопроекта целиком.

«Прошу принять мою поправку 39 из закона «О внесении изменений в Кодекс об административных нарушениях», рекомендованных комитетом по конституционному законодательству и госстроительству к отклонению», – читал монотонным голосом Соловьев. Наблюдатели уже гадали, кто быстрее заснет – депутаты или сам Соловьев.

После 20 минут перечисления законов, когда многие от оппозиции уже буквально лежали на столах от смеха, Нарышкин, сохраняя невозмутимость, поблагодарил Соловьева за точность формулировок.

После него снова взял слово Гудков-младший. Он предложил прекратить забастовку в случае, если большинство согласится перенести проект на другой день. В ответ Габдрахманов предложил палате в порядке исключения сократить время голосования. Михаил Маркелов не выдержал: «За государственные деньги оппозиция устраивает цирк. Предлагаю рассмотреть поправки по ускорению процедуры!»

Предложение Габдрахманова было принято. Однако это не ускорило само обсуждение уже зарегистрированных поправок. Выговаривая каждое слово, оппозиционеры продолжали монотонным голосом, издевательским тоном медленно выступать в защиту своих бесчисленных предложений.

Затем Плигин решил несколько сократить обсуждение. Пользуясь тем, что предложившего 45 поправок депутата Нилова даже не было в зале, Плигин призвал отклонить их все сразу, а коллег от оппозиции – к корректному поведению. «Цивилизация потратила 6 тысяч лет, чтобы воспитать вежливость», – резюмировал он. Единороссы проголосовали за отклонение всех 45 ниловских поправок сразу.

Тем временем сотрудники аппарата и журналисты массово закупались едой и напитками в парламентском буфете. Последний из них обычно закрывается в восемь часов вечера.

В ходе рассмотрения поправок депутаты-эсеры неоднократно предлагали Нарышкину перенести на среду рассмотрение законопроекта. Также они, в том числе лидер партии Николай Левичев, несколько раз обращали внимание коллег по палате на то, что в интернете активно обсуждается ход этой парламентской дискуссии. Кроме того, они, ссылаясь на полученные SMS, обращали внимание руководства палаты на то, что в зале становится все меньше депутатов.

Однако Нарышкин сказал, что, по данным секретариата, все отсутствующие депутаты представили доверенности своим коллегам на право голосования. Кроме того, добавил спикер, некоторые депутаты находятся в командировках.

В свою очередь глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявила, что «попытка свести к абсурду обсуждение серьезного вопроса, попытка «юморить» на теме, которая связана с обеспечением безопасности, сохранением жизни и здоровья граждан, – это печальный симптом для самой оппозиции». По ее словам, единороссы «готовы сидеть сутками с нашей оппозицией, рассматривая данный законопроект, пока не будет решения, отвечающего интересам нашей страны».

За более чем 7 часов обсуждения депутаты не рассмотрели и половины вынесенных на отдельное обсуждение поправок. Депутатам осталось обсудить еще около 250 из них, которые рекомендуются к отклонению.

В девятом часу вечера Госдума объявила 15-минутный перерыв в обсуждении. Сначала депутат от фракции КПРФ Анатолий Локоть предложил проголосовать за то, чтобы объявить получасовой перерыв. Но спикер предложил не прерываться, а депутатам – по мере необходимости выходить из зала для того, чтобы перекусить или выпить по чашечке кофе. Однако он поставил вопрос о перерыве на голосование, и палата проголосовала за.

На рассмотрение каждой поправки уходит по одной минуте. Суть многих из них, по признанию самих авторов-справороссов, зачастую абсурдна. К примеру, они предлагают ввести температурные ограничения на проведение обязательных работ (не меньше 10 градусов и не больше 30 градусов по Цельсию) и т.д. «Будем сидеть столько, сколько нужно, хоть до утра», – заявили ИТАР- ТАСС в парламентском большинстве.

К 11 часам вечера обсуждение уже больше походило на истерику, а ряд депутатов начали серьезно беспокоиться о Плигине, простоявшем на трибуне в пиджаке и духоте уже несколько часов. «Дайте Плигину поесть! Дайте Плигину выйти в туалет!» – послышались возгласы в заметно опустевшем, в том числе в секторе оппозиции, зале.

Сам Плигин, тем не менее, решил выстоять до конца, который, как выяснилось позже, был уже близок.

Последним слово взял Геннадий Гудков, однако по настоянию спикера его речь была сокращена до 15 секунд, за которые он смог лишь произнести пару обидных фраз в адрес своих оппонентов.

«Впервые с 1995 года я вижу картину, когда 10 человек столько часов насилуют 440 депутатов. Главное, чтоб теперь 440 депутатов не изнасиловали 10 человек», – резюмировал ход обсуждения Митрофанов.

Ровно в 12 часов ночи Госдума наконец смогла окончательно принять закон, в поддержку которого высказался 241 депутат, против – 147 парламентариев.

В первом часу ночи обессилевших народных избранников развез по домам специальный автобус.

Уже в среду законопроект будет рассмотрен в Совете Федерации. Профильный комитет сената уже рекомендовал документ к принятию, несмотря на то, что в среду утром глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов в письме к спикеру Валентине Матвиенко просил его отклонить.

«Тем самым Совет Федерации исправит ошибку Госдумы, чреватую серьезными нарушениями прав человека и углублением общественного конфликта. Президентский Совет по правам человека полагает, что одобрение закона неприемлемо по целому ряду причин, связанных как с процедурой его принятия, так и с его нормативным содержанием. В частности, мы обращаем внимание на отсутствие заключения правительства на этот законопроект, которое должно быть обязательным в силу требований статьи 104 Конституции», – процитировал «Интерфаксу» Федотов свое послание.

Ранее он также обещал, что в случае прохождения законопроекта через обе палаты совет будет просить президента Владимира Путина наложить вето на документ.

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков уже пообещал в разговоре с РИА «Новости», что президент рассмотрит все обращения на этот счет. «Если будет обращение, то оно, безусловно, будет рассмотрено», – сказал он.

Сам Путин, впрочем, ранее высказывался в пользу изменения закона о митингах и приведения его к евростандартам. «Я знаю, что за нарушения правил проведения массовых мероприятий применяются административные меры воздействия в адрес тех, кто нарушает соответствующие правила, насколько мне известно, в настоящее время все они на свободе и готовятся к новым протестным акциям, это нормально. Но единственное, что мы должны сделать, – мы должны будем внести в свое законодательство такие нормы европейского права, которые применяются во многих европейских странах при регулировании мероприятий подобного рода и которые, безусловно, являются демократическими, но, с другой стороны, создают определенный режим массовых мероприятий», – заявил ранее он.

Комментарии экспертов

Дмитрий Абзалов, вице-президент Центра стратегических коммуникаций
Дмитрий Абзалов, вице-президент Центра стратегических коммуникаций
Одна из главных задач нового закона о митингах – отсечь достаточно радикальных участников массовых акций. В последнее время протест радикализируется в правом и левом направлении. Очевидно, что необходимо ограничить доступ к акциям крайне левых и крайне правых. Как известно, именно эти структуры были инициаторами столкновений 6 мая. Значительная часть поправок предполагает ограничить силовое и насильственное участие участников данных мероприятий. Более того, это в какой-то степени может повысить массовость самого мероприятия. Даже та часть населения, которая в целом готова выйти с протестом и заявить свою позицию, участвовать в радикальных форматах, связанных со столкновениями с сотрудниками правоохранительных органов, не желает. Поэтому в какой-то степени принятие данного законопроекта, с одной стороны, должно повысить цивилизованность мероприятия, а с другой – повысить эффективность запроса на какие-то изменения. И перевести диалог из уличного противостояния в систему эффективного и содержательного обсуждения. Поправки соответствуют основным трендам европейской и американской политики, связанные с тем, что радикальные структуры традиционно есть в любом обществе. Именно эти структуры необходимо отсечь от цивилизованного процесса формирования запроса со стороны общества // ВЗГЛЯД

Алексей Зудин, заместитель директора Центра политической конъюнктуры России
Алексей Зудин, заместитель директора Центра политической конъюнктуры России
Для начала действия новых норм закона о митингах необходимо какое-то время. Оппозиция готовится к самым радикальным сценариям на 12 июня и прежде всего к несанкционированным действиям в том случае, если ей не пойдут на уступки относительно места и маршрута проведения массовой акции. Поэтому нельзя утверждать, что поправки жестко ориентированы на 12-е число. Никакие законы никогда так не принимаются, особенно законы, призванные регулировать сферу политических отношений и тем более массовые действия. Закон ориентирован на перспективу, и самое главное его достоинство – это закон обучающий. Он призван приучить и участников и организаторов массовых выступлений, и власти к тому, что есть определенные правила, которые необходимо соблюдать. Несоблюдение этих правил влечет за собой весьма чувствительные санкции. Так что практической и позитивной отдачи от принятого законодательства разумно ожидать в среднесрочной перспективе // ВЗГЛЯД

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации
Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации
Принятие поправок к закону о митингах приведет к тому, что намеченные на 12 июня уличные акции оппозиции пройдут спокойнее. Мне кажется, что уровень дисциплины должен априори повыситься, тем более что вместе с кнутом организаторам митингов предложен пряник, то есть сотрудничество с правоохранительными органами, четкая координация с ними, и, соответственно, гарантия безопасности проведения массовых мероприятий. Меры по ужесточению наказания за беспорядки во время массовых акций должны подействовать на организацию проведения манифестаций. Новые нормы не позволят отсечь от участия в протестах радикальных представителей оппозиции. Перед инициаторами изменений в законе о проведении митингов и массовых мероприятий цели такой не стоит. Цель состоит в том, чтобы отделить зерна от плевел. Чтобы организаторы протестов прекрасно понимали, что с их стороны радикализация действий – это не путь политического развития, а путь в никуда. И путь к административному и уголовному наказанию. То есть власть таким образом предлагает оппозиционерам остаться в правовом поле. Символичность наказания, существующая сейчас за нарушения в ходе массовых мероприятий, которые влекут за собой угрозу здоровью и имуществу граждан, по сути, избаловали оппозицию // ВЗГЛЯД

Леонид Поляков, доктор философских наук, замдекана факультета политологии ГУ-ВШЭ
Леонид Поляков, доктор философских наук, замдекана факультета политологии ГУ-ВШЭ
Новый закон о митингах входит в повестку предстоящего 12 июня «Марша миллионов». Оппозиция всячески будирует публику насчет того, что закон драконовский, тоталитарный и посягающий на неотъемлемые права ходить, где хочу, и делать, что хочу. Это понятно. Но я не вижу, чтобы сама ситуация с шествием 12 июня была радикализована только из-за этого закона. Есть внутренняя динамика. Она связана с тем, что чем меньше реальных участников, тем организаторы более склоняются к тому, чтобы прибегать к экстремальным формам проведения митингов, чтобы провоцировать насилие, создавать видимость, что протест расширяется, а власть все большее свирепеет. Проблематика нового закона и ввод повышенных штрафов за нарушения во время проведения массовых акций будет использована и в подготовке этого шествия и тематике, если шествие закончится каким-то митингом // ВЗГЛЯД

Владимир Солодов, доцент кафедры теории и технологии управления ФГУ МГУ
Владимир Солодов, доцент кафедры теории и технологии управления ФГУ МГУ
Изменение законодательства не панацея. Это рамки, от которых зависит, каким образом будет меняться правоприменительная практика. Но важно здесь то, каким образом эти нормы будут применяться. В поправках к закону о митингах важен не только их фактический смысл, но и символический. К сожалению, чаще всего они воспринимаются как такой достаточно враждебный шаг по отношению к оппозиции, как шаг по ограничению прав и свобод граждан. Но важно понимание того, что эти поправки могут иметь серьезное конструктивное значение, если их применение будет взвешенным и обоснованным. Опасения оппозиции понятны, так как в обществе существует объективное недоверие к правоохранительной системе, а в условиях этих поправок роль и возможности власти усиливаются. Многое в проведении массовых акций зависит от культуры поведения, от взаимодействия обеих сторон. Тут важно, чтобы в преддверии акции, которая запланирована на 12 июня, доминировал конструктивный подход и понимание, что власть и оппозиция не находятся на противоположных сторонах баррикад, а вместе работают, чтобы обеспечить мирное и безопасное выражение своих политических взглядов. Это залог того, что данные поправки сыграют свое конструктивное значение // ВЗГЛЯД

Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............